Выдающуюся роль в формировании экологии сыграл академик Александр Федорович Миддендорф (1815 — 1894).

Он обладал огромным личным опытом разностороннего исследования природы, почерпнутым во время многочисленных экскурсий и экспедиций в различные труднодоступные части страны.

Деятельность Миддендорфа протекала в основном в середине прошлого столетия. Она была столь разнообразной, что характеризовать творчество этого выдающегося ученого в кратком очерке чрезвычайно трудно. Его вклад в экологию, причем не только животных, но и растений, а также в физическую географию, геологию и другие науки очень велик. По выражению Н. И. Леонова, Миддендорф «был ученым нового типа, который рассматривал природу как единое целое, а отдельные природные явления и процессы — в их взаимосвязи и взаимодействии».

Иными словами, для Миддендорфа был типичен экологический, или еще точнее, ландшафтно-экологический подход.

Свой первый опыт в данном направлении Миддендорф осуществил летом 1840 г., будучи экстраординарным профессором кафедры зоологии Киевского университета.

Высоко ценивший достоинства Миддендорфа, академик Бэр привлек молодого ученого (тому тогда было всего 25 лет) к участию в своей повторной экспедиции на Новую Землю. В силу непредвиденных обстоятельств экспедиция оказалась у берегов Мурмана, и тогда у Миддендорфа зародилась мысль совершить путешествие на Кольский полуостров. Он почти в одиночку пересек его от Колы до Кандалакши, собрав при этом массу совершенно новых материалов, в частности по фауне и биологии птиц и зверей, о чем рассказал в отчете, опубликованном спустя пять лет, в 1845 г.; в этом же отчете была впервые описана миграция норвежских леммингов.

Кольское путешествие наглядно показало выдающиеся способности Миддендорфа как натуралиста и географа и послужило основанием Бэру рекомендовать Академии наук поручить Миддендорфу совершить новое ответственное и опасное путешествие на северо-восток Сибири с целью выяснения пределов и особенностей жизни растений и животных в крайне суровых условиях Арктики и Субарктики, о чем тогда почти ничего не было известно. В 1842 — 1845 гг. Миддендорф осуществил ставшую сразу же знаменитой экспедицию на Таймыр и в Якутию.

Преодолевая бесчисленные трудности и не раз рискуя жизнью, он собрал огромное количество интереснейших фактов, а затем теоретически их обобщил. Не менее (если не более) важным надо считать то, что своими исследованиями Миддендорф продемонстрировал и отечественным, и зарубежным ученым исключительные возможности, которые открывает путь комплексного изучения живой природы.

Будучи первоклассным путешественником, Миддендорф, однако, не переоценивал значение экспедиционного метода в полевых исследованиях, но подчеркивал определенные преимущества его сочетания со стационарными работами. Миддендорф писал: «От степени кочевых исследований экспедиции должны перейти к оседлости на известных, заранее определенных, наиболее важных местностях».

К сожалению, обработка собранных в экспедиции обширных материалов и издание «Путешествия на север и восток Сибири» растянулось без малого на 30 лет.

Этот труд выходил отдельными выпусками: на немецком языке с 1848 по 1875 гг. и на русском с 1860 по 1878 гг.; в частности, «Сибирская фауна» была издана только в 1869 г. Впрочем, слава о блестящих итогах замечательной экспедиции разнеслась в России и за рубежом сразу по ее завершении и сыграла свою историческую роль, а вышедшая затем «Сибирская фауна» послужила образцом экологической монографии нового типа, во многом предвосхитившей эколого- фаунистические и синэкологические исследования нашего времени. Поскольку книга первоначально была издана на немецком а затем и на русском языке, она получила широкую известность как среди зарубежных ученых, так и соотечественников, оказав свое действие на мировую науку в значительно больших масштабах, чем, скажем, работы К. Ф. Рулье, которые почти не выходили за пределы нашей страны.

Монография А. Ф. Миддендорфа содержит большое число разнообразных наблюдений над образом жизни животных в своеобразных условиях севера Сибири. Исследователь установил много интересных фактов относительно сезонных миграций птиц, значения кочевок, особенностей зимней жизни млекопитающих, экологии отдельных, ранее почти неизвестных видов, например обского и копытного леммингов.

Этот труд обращает на себя внимание также большим числом оригинальных мыслей, обобщающих экологические наблюдения автора, вроде приспособлений млекопитающих и птиц к жизни в суровых условиях длительных зим (накопление жира, строение меха и др.), влияния круглосуточного освещения во время полярного лета на интенсификацию морфофизиологических функций.

Для научного метода Миддендорфа характерно прежде всего чрезвычайно бережное отношение к фактам, точным оригинальным данным, почерпнутым непосредственно в природе.

При этом Миддендорф не ограничивался их констатацией, а стремился раскрыть зависимость явлений в жизни животных от естественно- географических условий — климата, светового режима, кормовой базы и пр. Как известно, ролью климата в те годы интересовались и другие биологи, однако в отличие от многих из них Миддендорф был далек от чрезмерной схематизации воздействия данного фактора среды на животных. Вместе с тем наряду с изучением образа жизни животных он уделял должное внимание приспособительным морфологическим особенностям, в частности строению и окраске наружных покровов и т. д.

Очень большое значение Миддендорф придавал криптической роли окраски, которая, по его мнению, особенно отчетливо проявляется в тундре, степи, пустыне, т. е. в открытых ландшафтах. Применительно к ним Миддендорф впервые в отечественной литературе употребил, выражение «степной» и «пустынный» цвета. Он считал возможными изменения окраски в зависимости от цвета поверхности земли того или иного местообитания. Таким образом, Миддендорф допуска л связь территориального распределения животных не только с климатическими условиями, но и детальными отличиями характера местности.

Глубокие выводы повлекло за собой изучение Миддендорфом сопряженного распространения отдельных видов животных и их кормовых растений, например кедровки с сибирским кедром, тетерева с березой, дикуши с аянской елью, бурундука с елью и пихтой. Недаром позднее Миддендорф в своем отзыве на магистерскую диссертацию Н. А. Северцова подчеркивал, что у него не вызывает сомнений наличие «тесной связи, которая существует между отличительными свойствами данной фауны и особенностями как той почвы, на которой она живет, так и того климата, в котором она дышит и развивается».

Несмотря на то что экспедиция Миддендорфа проходила в наименее населенных районах страны, он не мог не обратить внимание на воздействие человека на животный мир.

Обобщая свои наблюдения, Миддендорф указывал, что «человек невероятно сильно влияет на географию и статистику животных», и подчеркивал, что «изменения, производимые природой, обыкновенно носят на себе местный характер, тогда как деятельность человека опутала сетью своей весь шар земной» (там же).

Здесь невозможно даже бегло рассказать о всем богатстве фактов, выводов и идей, которые наполняют страницы зоологического тома «Путешествия на север и восток Сибири». Но эта замечательная книга составляет лишь часть многообразного вклада выдающегося ученого в развитие экологии.

Так, в 1854 г. он опубликовал предварительное сообщение о терморегуляции и миграциях сибирских животных, а в 1874 г., вновь вернувшись к последнему вопросу, издал большую монографию о миграциях птиц и других животных, в которой выдвинул идею о так называемых изопиптезах.

Исследования и труды Миддендорфа чрезвычайно важны также с точки зрения формирования и развития экологического направления в зоогеографии.

Миддендорф бесспорно принадлежит к числу его основоположников, во многом предугадавшим развитие этой дисциплины. Нельзя не пожалеть, что активная деятельность Миддендорфа в области экологии была ограничена сравнительно небольшим периодом. Публикация его основного труда «Путешествие на север и восток Сибири» происходила уже в те годы, когда автор занимался преимущественно разработкой совсем других вопросов, а именно из области иппологии, сельского хозяйства и т. п.

По справедливому замечанию П. Б. Юргенсона, некоторое значение для судеб экологического направления в России «имело и то, что Миддендорф, не будучи педагогом, не имел ни прямых учеников, ни своей школы».

Поделиться:
Добавить комментарий