Пищу калан добывает преимущественно с небольших глубин.

Реже — с литорали, плавая вдоль ее края. Во времена Стеллера зверь имел обыкновение кормиться и на каменистых участках в период ее осушки. Летом каланы значительную часть времени проводят вдали от берегов, однако и в это время пищу они добывают преимущественно с небольших глубин сублиторали, на отмелях — банках, возле водорослевых полей.

Судя по тому, что калан остается под водой обычно не больше 3 — 5 мин., предельная глубина, с которой он может добывать пищу, едва ли превышает 50 — 60 м. Хупер (Hooper, 1897) считает предельной глубиной для калана СО м, Лензинк (Leusink. I960) - 90 л.

Калифорнийский калан разбивает раковину моллюска о камень на брюхе

Рисунок. Калифорнийский калан разбивает раковину моллюска о камень на брюхе.

Способ поедания крупной рыбы каланом

Рисунок. Способ поедания крупной рыбы каланом.

Процесс добывания каланом корма имеет свои особенности. Животное плавает вдоль края скалы или надводного камня, держась несколько боком, и внимательно осматривает покрывающие склон заросли водорослей со всей приютившейся в них живностью. Найдя гроздь мидий, калан начинает быстро и энергично колотить по пей передней лапой до тех нор, пока не перервет или не растянет большинства биссусов, удерживающих гроздь. Добившись этого, он легко отдирает раковины зубами и тут же съедает моллюсков. Кормежка зверей на требует ныряния. Погрузившись в воду, калан плывет в наклонном положении, обшаривая дно щетиной своих опущенных книзу усов. Мелких животных он берет зубами, более крупных — передними лапами. Захватив со дна сразу 5 — 6 (иногда целый десяток) морских ежей, калан поднимается на поверхность, осматривается по сторонам, ложится на спину и начинает поедать их одного за другим. Пока он управляется с одним ежом, остальные лежат на его груди, удерживаемые складками кожи зверя.

Прежде чем начать есть ежа, калан некоторое время вертит его в передних лапах, обминая иглы и продавливая внутрь нижнюю (оральную) часть панциря. В последнем он несколько помогает себе и зубами, надгрызая панцирь по его узкому краю (ребру). Закончив эту процедуру, калан вылизывает из оставшегося целым верхнего свода внутреннее содержимое ежа вместе с обломками нижней части панциря. В некоторых случаях он выгребает содержимое в рот лапой. Вылизанную половину панциря калан отбрасывает в сторону и принимается за следующего ежа.

Рыбу калан также обычно ловит мелкую он поедает лежа на спине, а крупную — держась вертикально, выставив из воды переднюю часть туловища.

 У очень крупной рыбы, с которой ему трудно справиться, например у трески, калан прежде всего перегрызает хребет, затем съедает мышцы спины, отдирая их полосами, хвостовую часть и внутренности; голову п позвоночник обычно бросает.

Приведенная картина питания каланов о. Медного в целом нашла подтверждение в более поздних наблюдениях С. В. Маракова (1963, 1964 а). Однако в составе летних кормов зверя этот автор отметил значительно большую долю рыбы и моллюсков и, наоборот, меньшую морских ежей (таблица ).

Таблица Состав летних кормов каланов о. Медного (по встречам в % к общему числу экскрементов)

Группа кормов

Материалы Барабаш Нипфорова (1931 — 1832)

Материалы Маракова (1962 г.)

Моллюски       

50.0

80.8

Ракообразные

24.0

25.7

Морские ежи

98.0

52.8

Рыбы

22.0

49.6

Среди рыб преобладали мелкие формы — мойва и песчанка. Из 107 экскрементов, содержавших остатки рыбы, эти два вида обнаружены в 94 случаях. Такие расхождения вполне закономерны, если учесть, что качественный и количественный состав кормов калана, помимо сезона, определяется также их запасами и доступностью, которые отнюдь не одинаковы как в отдельных участках моря, так и в разные годы. Весьма существенными могут быть перемены в питании под влиянием общего истощения кормовой базы или выпадения одного из компонентов в силу неблагоприятных условий, например прп нарушении массовости подхода и сроков нереста у рыб, эпизоотии у морских ежей и т. п.

О характере питания каланов у о. Беринга сведений почти нет. Шесть экскрементов, найденных С. В. Мараковым в феврале 1959 г. на Лрьем камне, на 70% состояли из остатков крабов и на 30% из остатков морских ежей.

Корма и питание каланов курильской популяции изучались А. М. Николаевым (1963). В числе кормовых объектов, выявленных им путем наблюдений за кормящимися животными в природе (у о. Уруп). кроме морских ежей, моллюсков, ракообразных и рыбы, отмечены также морские звезды и водоросли.

При разборе около 500 экскрементов каланов А. М. Николаев обнаружил фрагменты 35 видов морской фауны и флоры. Видовой состав объектов питания (и примесей к ним) курильских каланов. По данным копрологического анализа и визуальных наблюдений А. М. Николаева

Наиболее важными кормовыми объектами курильских каланов названный исследователь считает морских ежей (шаровидных и промежуточных), панцирных моллюсков, мидий, осьминогов, волосатых и морщинистых крабов и из рыб — круглой ера.

Второстепенное значение имеют охотоморская ндотея и некоторые другие неназванные выше ракообразные, моллюски и рыбы. Часто в экскрементах встречались обрывки бурых водорослей. Случайно вместе с пищевыми объектами заглатываются мшанки и известковые водоросли. Как и у командорских каланов, отсуг-с тли о в экскрементах остатков осьминогов не соответствует истинному кормовому значению этих животных.

Перечень, составленный Л. М. Николаевым, можно дополнить некоторыми видами, обнаруженными в желудках 332 курильских каланов, добытых в летние периоды 1934 — 1939 гг. японским исследователем Миятакэ (1940): аецпдпя Cynthia superba, у те нитон (?) Outheiriion hirasei, розовый гребешок Chlamys erythroco- matus, осьминог Octopus dofleini, сахалинский морской еж Stron-gylocentrotus sachalinicus, терпуг Hexagrammus oiakii, морской ерш Sebastichus sp. К сожалению, автор не приводит полного списка обнаруженных объектов.

Л. М. Николаев (1958, 1963) выявил некоторые различия в ипташш каланов в разных частях о. Уруп. На тихоокеанской стороне острова в составе кормов в период его наблюдений преобладали ракообразные (крабы, креветки, идотея) [1] и моллюски; па охотморской стороне в это время — морские ежи и моллюски.

Подобно Командорам, на Курильских островах ясно выражены сезонные изменения условий питания каланов. Весной к берегам подходят на нерест круглоперы; в это время море выбрасывает на берег много шкурок, оставляемых каланами при поедании этих рыб. От весны к лету в экскрементах каланов возрастает количество остатков крабов, брюхоногих и двустворчатых моллюсков, хитонов, морских ежей. Водоросли чагце встречаются весной.

Интенсивность кормежек очень высока. Отмечен случай, когда калан на протяжении часа нырял за пищей 63 раза. За это время он 4 раза всплывал с кусочками водорослей, 3 раза без корма, а в остальных случаях — с мелкими неопознанными наблюдателем объектами, которые зверь поедал, не разжимая лап. Другой калан за 18 мин. нырнул 12 раз и успел набрать и съесть 27 — 30 морских ежей. На поедание 5 — 6 ежей калан затрачивает 15 — 30 секунд. Круглопера весом около 600 г калан умерщвляет и съедает за 4 — 7 мин. У морских звезд, которых калДы достают со дна моря по одной, они откусывают поочередно лучи. По одному добывают и поедают они также крабов.

В мае 1960 г. Л. М. Николаев наблюдал близ о. Монерои (Сахалин) интересную сцену охоты калана за осьминогом. Отыскивая корм, калан подплыл довольно близко к берегу и нырнул. Вскоре он появился с осьминогом, обхватившим тело зверя своими щупальцами. Началась борьба, при которой калан энергично кусал осьминога в область головы. Так продолжалось в течение нескольких минут, пока очередная большая волна не накрыла обоих. Когда волна прошла, осьминога у калана уже не было. Зверь нырнул и через 16 секунд снова появился с той же добычей. Прошло несколько небольших накатов, во время которых калан не выпустил осьминога; зверь продолжал наносить укусы моллюску. Наконец, подошедший большой вал сорвал осьминога и вскоре выбросил па берег. Длина щупальцев моллюска составляла 92 — 94 см.

Корма каланов алеутско-аляскинской популяции изучались в основном путем копрологпческого анализа.

Отрывочные данные о результатах применения этого метода опубликованы Вильямом (Williams, 1938).Мурн (Murie, 1940в). Уплкп (Wilky. 1957). Последний из них имел возможность, кроме экскрементов, просмотреть также содержимое желудков 5 калапов о. Амчитка. Результаты просмотра (таблица 12) показывают, что среди кормов каланов местной популяции наибольшее значение имеют морские ежи и двустворчатые моллюски. Меньшее значение имеет рыба. Уплкп считает, что она поедается чаще зимой и ранней весной, когда общие условия питания менее благоприятны. Ничтожно мала роль моллюсков сем. Acmaeidae, раков-отшельников и морских звезд. Несколько большее значение морским звездам в рационе каланов приписывает Киркпатрпк (Kirkpatrick a. oth.. 1955). Те же составные части рациона и в этих же количественных соотношениях обнаружены и в экскремента.

По Уилки Вильяме (Williams, 1938) приводит следующие соотношения кормов калана: морские ежи 78, моллюски 13, крабы 4, рыбы 3, коралл (?) 2%. Автор указывает на то, что рыба не составляет основной пищи калана. Поедаются главным образом песчанки Ammodytes ulascanus и шлемоносный бычок Gymnacanthas pistillegsr. В качестве примесей встречаются насекомые, скорлупа яиц, зелтляные черви, водоросли, трава. Кроме водорослей, перечисленные примеси до сих пор никем не упоминались. Мурн (Mnrie, 1959) подтверждает мнение Вильямса о второстепенной роли рыбы в питании калана, с чем не совсем соглашается в своей последней работе Кеньон (Кепуои, 1963).

В перечнях кормов алеутско-аляскннских каланов, приводимых указанными выше авторами, фигурируют также хитоны (Polyplacophora) и крабы (Anomura, Brachyura). Отмечается, что, поедая мягкие части гигантской аномии (Pododesmus macro- chisma) и морских блюдечек (Acmaeidae), каланы отбрасывают их раковины, почему эти моллюски обычно не попадают в учет.

По Кеньону, мелких морских ежей и двустворчатых моллюсков каланы разжевывают и проглатывают вместе со скорлупой.

Уилки считает сомнительным, чтобы калан мог выкапывать моллюсков. зарывающихся в грунт дна. Наши данные вполне подтверждают эту способность зверя.

Наконец, о питании каланов калифорнийских берегов также имеются некоторые данные (Bolin, 1938; Fislier, 1941; Cachalane, 1947; Limbaugh, 1961; Hall a. Schaller, 1964). Основными пищевыми объектами интересующего нас зверя названные авторы считают крупного францисканского морского ежа Strongyloceniro-tus franciscnnus, крупного брюхоногого моллюска — морское ухо Halyotis rufescens, крупного двустворчатого моллюска — гребешка Hannites gigantea, мидию Mijtilus californiimus, несколько видов крабов.

Меньшее значение в качестве кормов калифорнийского калана имеют пурпурный морской еж Strongylocentrotus ригри- ratus, офпуры, хитоны (Cryptochiton stelleri и др.), морская звезда Pisaster rufescens, лангуст Panulirus interruptes, осьминоги, рыбы и морская трава (зостера). По словам Холл и Шаллера, рыбой калифорнийские каланы питаются весьма умеренно, возможно, только тогда, когда находят ее мертвой.


[1] Экскременты каланов, собранные на тихоокеанской стороне, содержали до 90% остатков ракообразных

Поделиться:
Добавить комментарий