Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Три степени обделенности жизненной средой
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Социализация природы

Три степени обделенности жизненной средой

Пауперизация как следствие регресса жизненной среды не везде и не для всех одинаково тягостна. Она варьирует в зависимости от места и условий. Она бьет со всевозрастающей силой по человечеству в целом, по обитателям больших агломераций, а среди них прежде всего по обездоленным.

На всей Земле человечество поражено всеобщей деградацией своего природного достояния; но именно в больших городах она достигла самого ощутимого и самого опасного уровня. И наконец, именно бедные больше всего страдают в лоне городского мира от разрушения естественной среды.

Мир оскудевает: биологически из-за постоянного роста загрязнений и шума,: из-за отравления источников самой жизни, которыми являются воздух, морская, озерная и речная вода; эстетически из-за непрерывной деградации самых замечательных ландшафтов; в научном отношении из-за исчезновения этих самовосполняющихся лабораторий и музеев, какими являются леса и болота, и геноцида животного мира.

В больших агломерациях и того хуже. Вне их естественная среда, "разрушаемая, загрязняемая, раздробляемая, все же еще существует, широко распространенная и самовозрождающаяся. В самих агломерациях все стало искусственным: зараженный и переполненный бесчисленными звуками воздух, загрязненная вода, почва, в которой растительная и животная жизнь почти полностью исчезла под нагромождениями бетона. Городские метрополии стали теперь «городами нау- пёров».

Разница между распространением вредоносных явлений в больших агломерациях и в маленьких городках, деревнях и даже средних городах значительна.

Для средних городов проблема зеленых пространств возникает редко, леса и поля совсем рядом. Удаленность от природы, большие скопления людей для них не характерны или же не являются серьезными.

Загрязнение воздуха здесь намного меньше ввиду более слабой Индустриализации, небольшой ее плотности, что облегчает рассеивание газов и пыли от автомашин и бытового отопления, даже если в некоторых достаточно ограниченных зонах, таких, как долины Лак или Морьеня, выделяемые загрязнители создают неудобства или приносят серьезный вред. Шум редко бывает сильным,-если рядом нет аэродромов. Даже вода, хотя и загрязняемая бытовыми и промышленными стоками, часто способна к самоочищению. Разница между плотностью агломераций и количеством заводов вообще обычно достаточна для того, чтобы не загрязнять реки и позволять им играть их роль естественного регенератора.

Уровень отравления их значительно ниже того, от которого страдают воды вблизи городских зон; но он бывает часто более опасным из-за близкого расположения очистной сети.

Содержание кислорода в Сене при впадении в нее Йонны, то есть выше Парижа, в семь раз больше, чем ниже Парижа. Вода Рейна загрязняется по мере того, как урбанизируется и индустриализируется его долина. В долинах Швейцарских Альп она содержит от 30 до 100 вредных микроорганизмов в см3, а после впадения Рейна в Боденское озеро —2000, у Канса — 24 000, ниже Канса — более 100 000.

По всей Франции загрязнение водотоков смыкается с отметками урбанизации. Та же картина с загрязнением воздуха. Среднегодовое содержание пыли в воздухе Нью-Йорка, Питтебурга и Детройта составляет соответственно 165, 150 и 135 мкг/м3 вместо 30 мкг/м3 в сельской местности. Коррозия стали и цинка вследствие атмосферных загрязнений в Нью- Йорке в четыре раза выше, чем в загородных зонах.

Социально обездоленные более других страдают от биологической пауперизации больших городов. Разуме- е-гся, от загрязненного воздуха и шумных улиц страдают все жители, но самые бедные из них совсем не защищены от бедствий больших городов.

Богатый выберет себе квартиру на тихой улице с чистым воздухом. Выезды за город будут периодически освобождать его от городского рабства. Выходные дни и очередные отпуска обеспечат ему постоянный доступ к свежему воздуху и покою.

Бедный же будет оттеснен в кварталы и жилища, пользующиеся наименьшим спросом, так как жить в них труднее и вреднее для здоровья. На заводе он будет страдать от вредных газов, пыли, шума; вернувшись к себе домой, он подвергнется пытке шумом, какой является жизнь во множестве квартир, лишенных звукоизоляции. Очень часто из-за отсутствия средств он не сможет выехать на природу: четверть парижского населения не пользуется отпуском. Если же он и выезжает на природу, то монополизация земель кучкой привилегированных предоставит ему лишь кое-какие клочки пейзажа, некогда принадлежавшего всем.

Отброшенный в наименее живописные зоны, обреченный останавливаться на редких пляжах, пока еще общих, втиснутый в кемпинг, являющийся часто вызовом человечности, а иногда и неслыханным нарушением всех правил и законов, изгнанный с берегов морей и озер поясом бетона и бесконечными пепямивге множащихся отелей и вилл, разве не почувствует он себя чужим в своей собственной стране?

Низкий жизненный уровень сочетается с бедностью жизненной среды, чтобы еще более приумножить нищету бедных в больших городских агломерациях.

Так разрушение и присвоение природного пространства создают обделенность жизненной средой, эту новую пауперизацию трех степеней: всеобщую пауперизацию, городскую пауперизацию и пауперизацию бедных.

Эта новая форма нищеты усиливается и постоянно распространяется.

Мало-помалу по всей земле растут «зоны оскудения». Когда-то разрушение природы ограничивалось большими городами и их непосредственными окраинами, теперь оно достигает берегов моря, озер или рек, захваченных дачами и оскверняемых загрязнением вод.

Но производство вредоносных явлений очень сильно связано со всеми формами загромождения пространства. Так, к статической занятости территории оседлым населением прибавляется со все более широким размахом динамическая загроможденность ее самолетами и судами. Если над сушей будет разрешен полет со сверхзвуковой скоростью, то огромные районы пострадают от этого шума. С увеличением нефтеналивного флота целые океаны подверглись опасности тайного слива мазута. Шум автомашин и самолетов проникает в сельские местности.

Экономический рост в ущерб жизненной среде

В современных условиях развития из взаимоотношений человека с его природным окружением вытекают четыре основных следствия:

  • темпы развития вредоносных явлений опережают темпы экономического роста;
  • регресс жизненной среды превышает подъем уровня жизни;
  • психофизическая пауперизация опережает регресс жизненной среды;

при одинаковой степени соответствующих изменений регресс жизненной среды снижает уровень благосостояния в большей степени, чем его повышает подъем жизненного уровня.

рис. 6 ПЛОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ НА ВОДНЫХ ПУТЯХ ФРАНЦИИ                                                                                                   Р и с. 7

 

 

 

 

. три степени обделенности жизненной средой

Пауперизация как следствие регресса жизненной среды не везде и не для всех одинаково тягостна. Она варьирует в зависимости от места и условий. Она бьет со всевозрастающей силой по человечеству в целом, по обитателям больших агломераций, а среди них прежде всего по обездоленным.

На всей Земле человечество поражено всеобщей деградацией своего природного достояния; но именно в больших городах она достигла самого ощутимого и самого опасного уровня. И наконец, именно бедные больше всего страдают в лоне городского мира от разрушения естественной среды.

Мир оскудевает: биологически из-за постоянного роста загрязнений и шума,: из-за отравления источников самой жизни, которыми являются воздух, морская, озер-

1 Каждый пятый больной в психиатрических лечебницах Фран ции потерял рассудок из-за шума.

ная и речная вода; эстетически из-за непрерывной деградации самых замечательных ландшафтов; в научном отношении из-за исчезновения этих самовосполняющихся лабораторий и музеев, какими являются леса и болота, и геноцида животного мира.

В больших агломерациях и того хуже. Вне их естественная среда, "разрушаемая, загрязняемая, раздробляемая, все же еще существует, широко распространенная и самовозрождающаяся. В самих агломерациях все стало искусственным: зараженный и переполненный бесчисленными звуками воздух, загрязненная вода, почва, в которой растительная и животная жизнь почти полностью исчезла под нагромождениями бетона. Городские метрополии стали теперь «городами нау- пёров».

Разница между распространением вредоносных явлений в больших агломерациях и в маленьких городках, деревнях и даже средних городах значительна.

Для средних городов проблема зеленых пространств возникает редко, леса и поля совсем рядом. Удаленность от природы, большие скопления людей для них не характерны или же не являются серьезными.

Загрязнение воздуха здесь намного меньше ввиду более слабой Индустриализации, небольшой ее плотности, что облегчает рассеивание газов и пыли от автомашин и бытового отопления, даже если в некоторых достаточно ограниченных зонах, таких, как долины Лак или Морьеня, выделяемые загрязнители создают неудобства или приносят серьезный вред. Шум редко бывает сильным,-если рядом нет аэродромов. Даже вода, хотя и загрязняемая бытовыми и промышленными стоками, часто способна к самоочищению. Разница между плотностью агломераций и количеством заводов вообще обычно достаточна для того, чтобы не загрязнять реки и позволять им играть их роль естественного регенератора.

Уровень отравления их значительно ниже того, от которого страдают воды вблизи городских зон; но он бывает часто более опасным из-за близкого расположения очистной сети.


Содержание кислорода в Сене при впадении в нее Йонны, то есть выше Парижа, в семь раз больше, чем ниже Парижа. Вода Рейна загрязняется по мере того, как урбанизируется и индустриализируется его долина. В долинах Швейцарских Альп она содержит ог 30 до 100 вредных микроорганизмов в см3, а после впадения Рейна в Боденское озеро —2000, у Канса — 24 000, ниже Канса — более 100 000.

По всей Франции загрязнение водотоков смыкается с отметками урбанизации (см. рис. 6 и 7). Та же картина с загрязнением воздуха. Среднегодовое содержание пыли в воздухе Нью-Йорка, Питтебурга и Детройта составляет соответственно 165, 150 и 135 мкг/м3 вместо 30 мкг/м3 в сельской местности. Коррозия стали и цинка вследствие атмосферных загрязнений в Нью- Йорке в четыре раза выше, чем в загородных зонах.

Социально обездоленные более других страдают от биологической пауперизации больших городов. Разуме- е-гся, от загрязненного воздуха и шумных улиц страдают все жители, но самые бедные из них совсем не защищены от бедствий больших городов.

Богатый выберет себе квартиру на тихой улице с чистым воздухом. Выезды за город будут периодически освобождать его от городского рабства. Выходные дни и очередные отпуска обеспечат ему постоянный доступ к свежему воздуху и покою.

Бедный же будет оттеснен в кварталы и жилища, пользующиеся наименьшим спросом, так как жить в них труднее и вреднее для здоровья. На заводе он будет страдать от вредных газов, пыли, шума; вернувшись к себе домой, он подвергнется пытке шумом, какой является жизнь во множестве квартир, лишенных звукоизоляции. Очень часто из-за отсутствия средств он не сможет выехать на природу: четверть парижского населения не пользуется отпуском. Если же он и выезжает на природу, то монополизация земель кучкой привилегированных предоставит ему лишь кое-какие клочки пейзажа, некогда принадлежавшего всем.

Отброшенный в наименее живописные зоны, обреченный останавливаться на редких пляжах, пока еще общих, втиснутый в кемпинг, являющийся часто вызовом человечности, а иногда и неслыханным нарушением всех правил и законов, изгнанный с берегов морей и озер поясом бетона и бесконечными пепями вге множащихся отелей и вилл, разве не почувствует он себя чужим в своей собственной стране?

Низкий жизненный уровень сочетается с бедностью жизненной среды, чтобы еще более приумножить нищету бедных в больших городских агломерациях.

Так разрушение и присвоение природного пространства создают обделенность жизненной средой, эту новую пауперизацию трех степеней: всеобщую пауперизацию, городскую пауперизацию и пауперизацию бедных.

Эта новая форма нищеты усиливается и постоянно распространяется.

Мало-помалу по всей земле растут «зоны оскудения». Когда-то разрушение природы ограничивалось большими городами и их непосредственными окраинами, теперь оно достигает берегов моря, озер или рек, захваченных дачами и оскверняемых загрязнением вод.

Но производство вредоносных явлений очень сильно связано со всеми формами загромождения пространства. Так, к статической занятости территории оседлым населением прибавляется со все более широким размахом динамическая загроможденность ее самолетами и судами. Если над сушей будет разрешен полет со сверхзвуковой скоростью, то огромные районы пострадают от этого шума. С увеличением нефтеналивного флота целые океаны подверглись опасности тайного слива мазута. Шум автомашин и самолетов проникает в сельские местности.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2016