Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 ТРИДЦАТЫЕ СОРОКОВЫЕ ГОДЫ В ИСТОРИИ экологии животных.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Очерк истории экологии животных

ТРИДЦАТЫЕ СОРОКОВЫЕ ГОДЫ В ИСТОРИИ экологии животных.

Количество отечественных зооэкологов год от юда множилось, равно как расширялась проблематика советской экологии, усложнялись методы, повышалась практическая эффективность иссле- лований. Во всем этом в значительной мере сказывалось влияние Д. Н. Кашкарова. Именно на его книгах «Среда и сообщество», «Основы экологии животных» и других воспитывались многие советские экологи, ныне принадлежащие уже к старшему поколению зоологов. Глубокое воздействие на формирование молодых специалистов-экологов в описываемые годы оказали также труды и педагогическая деятельность в Московском университете Б. М. Житкова, С. И. Огнева, А. Н. Формозова, Г. П. Дементьева, В. В. Алпатова и других ведущих ученых. Свой вклад в это общее важное дело внесли экологи, работавшие в вузах других городов страны: А. А. Першаков — в Казани, И. Б. Волчанецкий — в Харькове и т. д.

В рассматриваемый период экология в Советском Союзе прочно встала на ноги и приобрела свои отличительные особенности. Надо особо подчеркнуть, что с самого зарождения русской школы экологов в ее основу легли главнейшие идеи учения Ч. Дарвина в сочетании с теоретическими воззрениями таких выдающихся русских ученых, как К. Ф. Рулье, А. Ф. Миддендорф, Н. А. Северцов и др. В отличие от этих и других стихийных материалистов прошлого века советские экологи в своих исследованиях совершенно сознательно руководствуются положениями диалектического материализма о всеобщей связи, взаимодействии и непрерывном развитии явлений и объектов в природе. С одной стороны, законы диалектического материализма, как известно, наиболее полно отражают объективные закономерности живой природы, а с другой — экологический метод познания последней наиболее созвучен методологии диалектического материализма.

В советской экологии животных нашли свое развитие и практическое выражение не только общие принципы, высказанные в разное время передовыми учеными мира, но и вытекающие из них методические приемы, в частности о необходимости детальных многолетних комплексных стационарных исследований как отдельных видов животных, так и их популяций и сообществ. Советские
экологи ^ализовали, например, мысль А. А. Силантьева о дифференцированном изучении экологических особенностей отдельных, в том числе родственных видов, без чего немыслимо глубокое познание сущности взаимодействия животных между собой и со всей окружающей природой.

Для отечественной экологии чрезвычайно характерна органическая связь с запросами практики социалистического строительства.

 Эта черта свойственна подавляющему большинству экологических исследований, придавая им четкую целеустремленность и оказывая стимулирующее воздействие на организацию новых работ, совершенствование методики и техники, разработку вопросов теории. В качестве примера достаточно сослаться хотя бы на исследования в области преобразования охотничьей фауны, защиты урожая от-вредителей, борьбы с переносчиками болезней и пр.

Наконец, подобно другим отраслям науки в СССР, советская экология развивается не стихийно, а в соответствии с государственными планами, что, однако, отнюдь не сковывает творческую инициативу ученых, но ориентирует их на разработку наиболее актуальных направлений.

Примечательно, что если в дореволюционные годы зоологи уделяли основное внимание птицам, то в описываемое здесь время центр тяжести исследований переместился на изучение млекопитающих — группы более важной в практическом отношении и в целом тогда менее изученной. Так, если в 1913 г. орнитологические работы составляли почти 24% русской зоологической литературы и териологические менее 8%, то в 1936 г. цифры практически поменялись местами и составили соответственно 8 и 20%. Заметно увеличилось и количество специалистов териологов: раньше их насчитывалось не более 20 человек, а к 1937 г. стало по крайней мере 160, причем свыше 70 из них работало на периферии страны. Еще более важно, что к 40-м годам резко возросло количество зоологов, занимающихся не систематикой и анатомией, а экологией. Это в полной мере соответствовало сдвигам, произошедшим в самой зоологии, где получила преобладание именно экологическая тематика.

Первоначально усилия советских зоологов были направлены на эколого-фаунистическое изучение главным образом отдаленных районов страны — Средней Азии, Восточной Якутии, Дальнего Востока, европейского Севера. Эти экспедиционные исследования носили преимущественно рекогносцировочный характер. Однако они позволили получить широкое представление об общем биоцено- тическом фоне, на котором протекает жизнь животных в различных дандшафтно-географических зонах. Подобные предварительные сведения были весьма полезны не только на первоначальном этапе, но и позднее, при переходе к более углубленным исследованиям, что и повлекло за собой коренное изменение методов полевой работы, а именно развитие многолетней стационарной тематики.

В процессе перестройки экологии важную роль сыграли государственные заповедники.

По неполным данным, за первые 15 лет Советской власти было организовано 25 заповедников. Они представляли собой комплексные научные учреждения, однако — и это особенно было заметно в первые десятилетия их существования — в тематике их работ доминировали зоологические исследования. Сотрудники заповедников детально изучили экологию многих видов, ранее почти неизвестных — бобра, соболя, тигра, таежного северного оленя, изюбра, глухаря, гаги, стрепета и др., развернули комплексные синэкологические исследования, наладили постоянные фенологические наблюдения, регулярный учет численности животных и урожайности кормов. О размахе исследований по экологии животных в заповедниках можно судить по тому, что только за период до 1947 г. в них было выполнено более 600 работ, включая ряд весьма солидных. Важной чертой, коренным образом отличающей все эти работы от публиковавшихся ранее, надо признать то, что они основывались не на эпизодических наблюдениях, а на многолетних круглогодичных исследованиях, разносторонне отражавших сезонную и хронологическую динамику биологических особенностей и численности отдельных видов и их комплексов.

Приблизительно теми же методами проводились полевые исследования в отраслевых научно-производственных организациях, занимавшихся грызунами, вредными для сельского хозяйства и опасными в эпидемиологическом отношении. Первыми из них сперва ведали Отдел борьбы с вредителями (ОБВ) и станции защиты растений, а затем Всесоюзный научно-исследовательский институт защиты растений ВАСХНИЛ (ВИЗР) и опорные пункты последнего на местах. Проблемы медицинской зоологии разрабатывали институты эпидемиологии, паразитологии и микробиологии, противочумные, туляремийнце и другие аналогичные станции Наркомздрава, включавшие большое число экологов высокой квалификации. Помимо Саратовского и Омского эпидемиологических институтов в 1934 г. был создан Иркутский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока за счет реорганизации местной противочумной станции.

Важными ячейками концентрации экологов стали зоологические и зоогеографические кафедры университетов и других вузов, особенно последние из упомянутых кафедр, где экологические идеи получили наибольшее развитие, тогда как на биологических факультетах поначалу были все еще.сильны старые традиции зоологических исследований и преподавания преимущественно на основе кабинетной систематики и сравнительной анатомии. Но постепенно и на университетских кафедрах зоологии экология стала занимать ведущее положение, и здесь начали готовить все большее количество специалистов в области этой дисциплины. В 1947 г. в Харьковском университете Н. И. Калабухов создал даже специальную кафедру— экспериментальной экологии, которая,

Благородный олень

Благородный олень, сильно размножившийся в Воронежском заповеднике и заселивший соседние леса.

к сожалению, просуществовала всего несколько лет в связи с переходом ее организатора в Саратовский институт «Микроб». Экологическую подготовку получали молодые специалисты, обучавшиеся также в педагогических, лесных, сельскохозяйственных и охотоведческих высших учебных заведениях и нередко потом работавшие в заповедниках и других учреждениях экологического профиля. Таким образом, еще недавно острая проблема кадров была в основном успешно решена.

Глубокие изменения произошли в зоологических институтах Академии наук СССР и ее филиалов, созданных в союзных республиках и послуживших в дальнейшем основой для организации республиканских Академий наук.

 В этих новых научных учреждениях, призванных в первую очередь заниматься актуальными местными проблемами, естественным образом ведущее положение заняли эколого-фаунистические и аутэкологические исследования, а также связанные с ними практически важные вопросы.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2016