Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Кашкаров коренным образом переработал свою широко известную сводку «Среда и сообщество» .
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Очерк истории экологии животных

Кашкаров коренным образом переработал свою широко известную сводку «Среда и сообщество» .

Свои теоретические и методические соображения в области биоценологии Д. Н. Кашкаров развивал в творческом содружестве с В. Н. Сукачевым, который в те годы заведовал в Ленинградском университете кафедрой геоботаники и был директором университетского заповедника «Лес на Ворскле». Тесным научным контактам двух ученых не препятствовало то, что в некоторых вопросах теории биоценологии они придерживались различных точек зрения. Совместно с Сукачевым Кашкаров положил начало комплексным биоценологическим исследованиям в «Лесу на Ворскле», которые сразу стали популярны, принесли интересные результаты и успешно продолжаются сотрудниками Ленинградского университета вплоть до настоящего времени.

В конце 30-х годов Кашкаров коренным образом переработал свою широко известную сводку «Среда и сообщество» и в итоге создал совершенно новое произведение — «Основы экологии животных» (1938 г.). Эта книга была значительным шагом вперед в деле разработки теории экологии и создания университетского курса и стала первым отечественным учебным пособием, дававшим разностороннее представление о предмете. В отличие от «Среды и сообщества» в «Основах экологии животных» автор не ограничился проблемами синэкологии и достаточно подробно осветил учение о факторах среды, жизненных формах и пр. Вводные главы содержали изложение теоретических принципов экологии, ее истории, связи с другими науками, практического значения. Автор затронул также сложный вопрос о связи экологии с проблемами эволюции. Специальная глава была посвящена экологии домашних животных и акклиматизации. Ко времени написания «Основ экологии» советская экология уже явно превосходила зарубежную в разработке ряда вопросов, не говоря об идейной направленности, и Кашкаров значительно шире прежнего мог использовать теперь работы отечественных зоологов. Однако и в этой книге он не всегда был последовательным в оценке воззрений американских и других зарубежных ученых.

В течение творческой жизни Кашкаров неоднократно существенно уточнял и развивал свое понимание предмета экологии.

 Так, в 1934 г. в предисловии переводчика к «Экологии животных» Ч. Элтона, говоря о формулировке Э. Геккеля, он писал: «Это определение и поныне наилучшим образом вскрывает содержание экологии и является общепринятым, если не считать определений экологии, даваемых отдельными авторами, как "науки о местообитаниях", "науки об адаптациях" (приспособлениях), "науки об отношениях организма к физическим факторам среды", — определений, охватывающих лишь часть того, что является содержанием экологии в общемировом понимании. Экология рассматривает адаптивные и неадаптивные отношения организма к окружающему его природному комплексу, к физическим и биологическим факторам последнего».

Но уже в «Основах экологии животных» сказано следующее: «Таким образом, содержанием экологии является изучение взаимоотношений организма (вида) со средой его обитания, изучение приспособлений и противоречий между особенностями вида и элементами этой среды, именуемой факторами; задачей экологического исследования является познание "условий существования" вида, то есть тех факторов среды, которые являются необходимыми для существования вида, дабы, зная эти условия существования, управлять жизнью вида или всего комплекса» (Кашкаров, 1938а, с. 10). «С. А. Северцов (1937) полагает, — читаем мы у Кашкарова дальше, — что "специфической проблемой экологии является изучение борьбы за существование, результатом которой, по Дарвину, является образование приспособлений организма к среде". С этим определением можно вполне согласиться, если вместо слов "изучение борьбы за существование" поставить "изучение видов в их борьбе за существование" и борьбу за существование понимать в широком смысле слова, как ее понимал Дарвин».

Кашкаров признавал деление экологии на аут- и синэкологию и в отличие от многих других ученых указывал на их неразрывную связь: «Желая познать условия существования животного, изучать его отношение к среде, мы должны изучать отношения его к неживой и живой природе. Невозможно оторвать одно от другого. А потому всякое изучение экологии одного вида явится и изучением окружающего его природного комплекса, в котором он живет. И наоборот: невозможно изучать и понять природный комплекс, не изучая экологии входящих в него видов».

«Основы экологии» вызвали оживленные отклики советских ученых, что вдохновило ее автора на переиздание, и непосредственно перед Великой Отечественной войной он успел закончить переработку текста.

Однако второе издание «Основ экологии» стало уже посмертным, поскольку вышло в свет лишь в 1945 г. "Сохранив основные черты прежнего плана книги, Кашкаров заметно улучшил ее содержание, насытив все1главы новым материалом, особенно отечественного происхождения. В ряде отношений «Основы экологии животных» и сейчас выгодно отличаются от многих учебных пособий по этой дисциплине, хотя, конечно, книга не лишена недостатков и в известной мере устарела.

Наряду с книгами, написанными Кашкаровым в ленинградский период жизни, заслуживают упоминания его статьи, посвященные актуальным вопросам экологии животных и теоретическим проблемам биологии. Некоторые из них мы уже отмечали выше. Здесь прежде всего следует указать на содержательную статью «Адаптивна ли эволюция и что такое видовые признаки?», в которой рассматриваются коренные вопросы эволюционной теории с последовательных дарвиновских позиций. Полемизируя с А. Ф. Шеллом и другими биологами, ревизующими эволюционную теорию Ч. Дарвина, Д. Н. Кашкаров убедительно доказал несостоятельность их аргументации, направленной против концепции естественного отбора и адаптивного характера эволюции:

На протяжении всей творческой жизни Кашкарова не оставлял интерес и к экологии домашних животных. Данному разделу науки он посвятил ряд статей и уделил важное место в своем курсе экологии. С большим вниманием он всегда относился к работам в этой области других ученых, активно поддерживал инициативу молодых специалистов. Фактически Кашкаров явился создателем упомянутого направления экологии, по крайней мере в Советском Союзе. Это была совершенно новая сфера приложения экологических принципов и методов, где исследователю пришлось идти непроторенными путями, утверждая право на существование экологии домашних животных в качестве особой дисциплины и разрабатывая ее основные положения. Обсуждая вопрос, возможна ли экология домашних животных, Кашкаров писал: «Несомненно, что и домашние животные могут и должны являться объектом экологического изучения, ибо и они имеют свои условия существования и существуют в определенной среде, к которой они приспособляются, с которой могут вступать в противоречия, причем противоречия эти могут смягчаться или сниматься нами при помощи воздействия на среду или на самих животных. Подобно дикожи- вущим видам, домашние животные представляют собой различные приспособительные типы». По мысли Кашкарова, важнейшими задачами экологии домашних животных являются породное районирование на экологической основе, изыскание наиболее благоприятных мест для разведения определенных пород, разработка путей внедрения отдельных пород в районы с неблагоприятными для них экологическими условиями.

При этом Кашкаров сформулировал следующие три принципа экологии домашних животных:

«1) Каждый вид, порода, отродье создавались в районе их обитания при помощи естественного, а затем искусственного отбора, контролировавшегося, однако, условиями среды обитания, а потому являются приспособленными к условиям своей родины.

 2) Хотя между видом и средою его обитания существует, как правило, соответствие, возможности вида нередко являются гораздо более широкими, и во многих случаях он может существовать и даже процветать там, где этого трудно ожидать априори.

3) Ни организм, исторически сложившаяся система, ни среда — другая историческая система не являются неизменными и могут быть перестроены вмешательством человека».

Важно подчеркнуть, что Кашкаров не только обосновал принципы и методы экологии домашних животных, но, как мы уже имели случай отметить говоря о его работах в области овцеводства,

рисунок курдючной овцы

 

Оригинальном рисунок курдючной овцы.

с успехом применил их на практике, что позволило ему с полным основанием утверждать, что «знание экологических условий существования домашних животных является совершенно необходимым условием для рациональной постановки животноводства». Нельзя не пожалеть, что эти идеи Кашкарова все еще не получили должного развития и в настоящее время лишь немногие ученые специализируются в направлении экологии домашних животных.

Будучи сам в основном полевым экологом, Кашкаров вместе с тем прекрасно понимал значение экспериментально-лаборатор- ных исследований и много сделал для их развития в Ленинградском университете. Так, именно по его инициативе в Петергофском биологическом институте ЛГУ была организована экспериментальная лаборатория, выполнившая ряд интересных эколого-физиоло- гических исследований на грызунах и птицах. Одно время ею руководил Н. И. Калабухов. Всемерно поддерживая развитие экспериментального направления, Кашкаров в 1937 г. справедливо отмечал, что «в настоящее время у многих биологов замечается некоторая фетишизация экспериментального метода, тогда как метод полевой работы нередко расценивается как отживший, не дающий ответа на выдвигаемые наукой вопросы». На самом деле, говорил он, неправильно «слишком резко противополагать эксперимент описанию», тем более что относительно значения эксперимента, при всей его громадной роли в познании, необходимо сделать некоторые оговорки. Во-первых, по Кашкарову, надо иметь в виду исключительные трудности постановки эксперимента с живыми существами, вследствие чего «никогда, проверяя какое-либо природное явление, мы не можем поставить служащий объектом нашего эксперимента организм в условия, тождественные с природными» (там же). Более того, в эксперименте мы неизбежно разрушаем естественную совокупность факторов, воздействующих на животное в природе, и тем самым делаем наш опыт особенно искусственным. Можно не соглашаться с этой оценкой Кашкаровым экспериментального метода в экологии, но нельзя, особенно в настоящее время, не прислушаться к его предостережению относительно «фетишизации» этого рода исследований многими биологами.

Кашкаров был ученым большого размаха, никогда не замыкавшимся в стенах кабинета, хорошо понимавшим необходимость пропаганды экологии, подготовки и сплочения кадров советских экологов.

Этим целям были посвящены упоминавшиеся выше доклады на 3-м съезде зоологов и на дискуссии в Ботаническом институте, совместная с Е. П. Коровиным статья и другие работы, а также интересная обзорная статья «Советская зоология, ее состояние, успехи за 20 лет и перспективы развития», написанная в связи с 20-летием Великой Октябрьской социалистической революции. В этой статье Кашкаров вновь подчеркнул большое теоретическое и прикладное значение экологйи, превосходство советской экологии над зарубежной, показал ее первые успехи, раскрыл перспективы дальнейшего развития и тем самым привлек внимание зоологов к наиболее актуальным задачам науки.

Кашкаров явился одним из создателей «Журнала экологии и биоценологии» (1931 г.), а затем инициатором и ответственным редактором сборников «Вопросы экологии и биоценологии» (1934—1939 гг.). Он организовал и возглавил Экологический комитет при Ленинградском обществе естествоиспытателей, руководил подготовкой и проведением в 1938 г. первого в СССР Всесоюзного экологического совещания в Ленинграде, принимал деятельное участие в работе Главного управления по заповедникам при Совете Народных Комиссаров РСФСР, часто выступал с научными докладами и публичными лекциями.

Особенно большое значение имело издание сборников «Вопросы экологии и биоценологии», которые пришли на смену журналу под аналогичным названием, вышедшим только одним номером. За период с 1934 по 1939 г. издано семь номеров сборников, в которых было опубликовано большое число статей и крупных работ, главным образом по экологии животных, в меньшей мере — растений, а также по ряду теоретических вопросов. В числе авторов мы находим не только известных ученых, но и многих молодых зоологов, для которых сборники явились хорошей школой, способствовавшей их научному росту, выходу на широкую исследовательскую дорогу. И на посту редактора Кашкаров оставался педагогом, отчетливо понимающим необходимость максимального поощрения новых кадров. В редактировании сборников, кроме Кашкарова, принимали участие академики С. А. Зернов и Б. А. Келлер, профессор (позднее академик) В. Н. Сукачев, профессора В. В. Алпатов, К. М. Дерюгин, Е. П. Коровин. Но само собой разумеется, что основные заботы по сбору и редактированию материала, а также бесконечные издательские хлопоты лежали, на плечах главного редактора — Д. Н. Кашкарова. Непосредственно перед Великой Отечественной войной был сдан в печать 8-й выпуск, содержавший материалы Всесоюзного экологического совещания 1938 г. Однако этот выпуск не увидел света, так как его рукописи погибли во время блокады Ленинграда. Совсем новый по содержанию сборник под тем же номером удалось издать лишь в 1963 г. Но все это произошло уже после смерти Д. Н. Кашкарова, который скончался 26 ноября 1941 г. во время эвакуации из осажденного Ленинграда.

Выдающаяся роль Д. Н. Кашкарова в развитии советской экологии была очевидна уже при его жизни. В настоящее время есть тем больше оснований рассматривать его плодотворную деятельность как особый этап современной истории отечественной экологии животных, во многом определивший дальнейшее ее развитие.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017