Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 В середине XVII в. кабаны были обычными зверями на территории современной Харьковской области.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Кабан экология и хозяйственное значение.

В середине XVII в. кабаны были обычными зверями на территории современной Харьковской области.

В то время в районе Чугуева и Змиева водились медведи, куницы, волки, белки, лоси, косули, сайгаки, сурки и кабаны. В «Памяти чугуевскому ротмистеру Побелинскому» говорится, что чугуевские охотники «Емелька Зуйков с товарищами... изловили в обиход великого государя Алексея Михайловича зверей — трех лосей, да кабана, да свинью диких...» (Филарет, 1857).

Из архивных документов, относящихся к истории Мамоятовой пустыни, можно видеть, что в середине XVII в. в лесостепи по среднему течению р. Хопра были обычны лоси, косули, бобры и кабанм (С. В. Кириков, 1952). В XVII же веке дикие свиньи обитали на Полтавщине, на что в свое время указал Боплан. По словам этого путешественника, чье «Описание Украины» напечатано в 1650 г., в Приднепровской лесостепи «водятся олени и дикие козы, которые ходят стадами, дикие кабаны огромного роста и дикие лошади, живущие табунами в 50 — 60 голов». Повидимому, на юге Украины кабаны жили и позднее. Например, в низовьях р. Днепра они исчезли в 1845 г., в результате громадного наводнения (А. А. Браунер, 1923).

В Крыму в лесах Чатыр-дага кабан продержался также до половины XIX в. (В. Н. Макаров, 1949).

Восточнее, в низовьях р. Дона и на побережье Азовского моря, по данным Ю. Симашко (1851), раньше кабанов было особенно много. Далее он писал, что «в настоящее время около Азовского моря их мало». По словам же С. В. Алфераки (1910), у Азовского моря кабаны были уже редкими в самом начале XIX в. и окончательно там исчезли примерно в 1812 г.

В среднем течении Волги описываемый зверь 200 — 300 лет тому назад начинал встречаться примерно от современного г. Куйбышева. Еще ниже, в районе г. Вольска, в пойме реки лет 200 назад «кабаны были обычным явлением» (В. С. Залетаев, 1952).

В конце XIX в. на Волге кабан уцелел лишь в ее дельте, раньше же встречался гораздо севернее, на что указывал М. Н. Богданов (1871), говоря: «Теперь кабан водится только в дельте Волги, в местах, ближайших к взморью. Иногда, впрочем, как говорят, случайно забегает и выше Астрахани. В прежнее время, по рассказам стариков, кабаны доходили по Волге выше Царицына, почти до Камышина, но, это предание старины глубокой». В низовьях р. Еруслана (левый приток Волги) близ ст. Сайхин найдены кабаньи клыки с оригинальными резными изображениями на них оленя или морды хищника, которые относятся приблизительно к VII — IV вв. до н. э. (Е. И. Крупное и И. В. Синицин, 1954).

Важно отметить, что в последние годы кабаны вновь начали встречаться сравнительно далеко на север вверх по течению р. Волги. Так, 8 февраля 1951 г. в пойме р. Волги близ г. Вольска (52° с. ш., Саратовская обл.) в зарослях рогоза на оз. Бакланьем убит кабан-самец весом около 100 кг. По рассказам местных жителей, еще осенью 1950 г. в районе протока Ревяки отмечено четыре кабана (В. С. Залетаев, 1952). В район Вольска кабаны могли попасть кс- чуя из Казахстана по Б. и М. Узеням, пройдя по прямой 350 — 400 км. По данным А. С. Строгановой (1954), в нижнем течении р. Еруслана в районе пос. Валуевки в середине августа 1949 г. в зарослях тростника в высохшем водохранилище местные жители заметили следы деятельности кабанов. Строганова, обследовав эти следы, убедилась, что они принадлежали именно этому зверю. Зимой 1951 — 1952 гг. в районе Валуевки у Старого хутора замечены два зверя — взрослый и молодой. В Палласовском районе зимой 1949— 1950 гг. кабана видели близ р. Торгуй. В этом же районе, по сообщению местных жителей, последние годы кабаны постоянно держатся в зарослях тростника по р. Горькой. Кабан-самеи зимой 1951 — 1952 гг. убит в районе Быковых хуторов на Волге. Имеются опросные сведения о встречах кабанов в низинах, поросших кустарниками и тростником, на территории между Волгой и Торгуном. Как и под г. Вольск, в этот район кабаны пришли по речкам из Западного Казахстана.

В междуречье Волга—Урал в середине XVIII в. кабан проникал сравнительно далеко на север. Так, П. И. Рычков (1762) писал: «Кабаны, или дикие свиньи, в Башкирии и на здешней стороне р. Яи- ка (правый берег р. Урала — А. С.) редко случаются. Напротив того, за р. Яиком, по Илеку реке вверх, и особливо около тех озер, на которых камыш растет, яицкие и и1ецкие казаки в зимнее время бьют их для пищи весьма не мало...» Паллас (1786), посетив в 1769 г. р. Бузулук (приток р. Самары), отметил, что «Прежде всего находились при р. Бузулук бобры, выдры, кабаны, но любящие звериную ловлю казаки скоро перевели оных зверей». Этот же исследователь в 20 км на север от Оренбурга встретил тихую заболоченную речку Тонгус (правильно—Донгус, что по-татарски значит кабан,— А. С.). По поводу названия этой речки Паллас говорит: «название речки показывает, что на обросших тростником берегах и лощинах водились кабаны, да и ныне еще есть несколько далее в степи, а особливо при р. Илек, их много и, притом, чрезвычайной величины».

Раньше дикие свиньи встречались и на Южном Урале. Например, Эверсман (1850), описывая фауну этого района, указал, что «случалось изредка в этих странах, именно по рекам Ику и Сакма- ре, поздно осенью убивать кабанов — поодиночке, но годами они встречаются и в большом количестве». Наиболее поздние указания на добычу кабана в предгорьях Южного Урала принадлежат Назарову (1887)1, отмечающему встречи этого копытного на р. Белой в середине XIX в., и С. В. Кирикову (1935)1, которому старики башкиры говорили о добыче кабана, появившегося в окрестностях б. Вознесенского завода на левом берегу р. Белой. Таким образом, на Южном Урале, в районе верховьев р. Белой и р. Сакмары кабан раньше доходил до 51 — 53° с. ш. В XIX в. кабаны, жившие по окраине Южного Урала, были истреблены охотниками. По этому поводу Н. А. Зарудный (1897) писал: «В настоящее время нигде в известных мне частях Оренбургского края кабаны не встречаются».

Эверсман (1850) одним из первых объяснил причины, которые лрепятствовали расселению кабана далеко на север, в районе Южного Урала. «В наших лесах кабанов нет вовсе, — писал этот исследователь, — во-первых потому, что зимы у нас продолжительны, суровы и снега очень глубоки; во-вторых потому, что в лесах наших нет больших болот, и, наконец, главная причина должна быть та, что дубы, которых жолуди составляют главную пищу кабанов, живущих в лесах, растут здесь на местах, для них неудобных».

Недавно кабаны вновь появились в районе Южного Урала, где они отсутствовали около ста лет.

По Я. Даркшевичу (1950), свиньи в последние годы отмечены в Чкаловской области в Адамовском районе, близ оз. Шелкар-Ега- Кора, и в Буранном районе в пойме р. Илека, в пределах Троицкого сельсовета. К 1950 г. общее поголовье кабанов в Чкаловской области, по опросным данным, определялось примерно в 20—30 голов. Охотники считают, что во всех случаях свиньи зашли из Казахстана. В 50-х годах текущего столетия кабан добыт в пойме р. Урала несколько южнее г. Магнитогорска в Агаповском районе Челябинской области (В. Н. Павлинин).

За Уральским хребтом по степям, лежащим восточнее его, кабаны раньше обитали относительно далеко к северу.

Так, Паллас (1786), описывая свою дорогу от Миасса к Курта- мышу, отмечает, что «мокрые степи служат вожделенным жилищем» для кабана. Далее, говоря о Каминской слободе уа р. Тоболе, которую Паллас посетил в 1770 г., он отмечает: «лесом и зверем страна сия также не недостаточна, в ней водятся лоси, и в некоторых болотных по окольности местах и дикие свиньи».

Во времена Палласа, который путешествовал в 1770 г., много кабанов встречалось в районе, прилежащем к р. Ишиму и на водоразделе этой реки и р. Иртыша. Например, этот исследователь отметил «множество» диких свиней у озер Чебаркуль и Копчи. Паллас, описывая тобольско-ишимскую линию крепостей, упоминает крепость Кабанью и далее говорит: «От оз. Ика к северо-востоку Кабанье озеро, стечение не имеющее. Сказывают, что около Ман- гут (ныне ж.-д. станция Мангут — 55°45с. ш.—А. С.), которое по причине многих болот непроходимо, есть много еще диких свиней». Современное с. Кабанье лежит в 60 км на северо-восток от ст. Мангут. Еще в 30 — 40-х годах прошлого столетия на территории современного Исилькульского района Омской области кабанов было так много, что они портили дороги (П. Залесскии, 1934). Н. М. Ядринцев (1880) указал кабана для района дер. Лапушек современной Курганской области. В Омском музее имеются кости кабана, найденные в «Омской стоянке», датируемой XV в. до н. э.

Интересно отметить, что в последние годы кабаны вновь появились в Курганской области, где они отсутствовали более 100 лет.

Например, по данным И. Муковоза (1955), в Жердевом болоте на территории Белоноговского сельского совета Косулинского района, в 1955 г. убит кабан-самец, весивший 157 кг. По словам Муковоза, это второй зверь, убитый в Косулинском районе. Первый кабан там убит в конце 1954 г. в окрестностях дер. Кузьминовки.

В XVIII в. и в начале XIX в. кабаны обитали в Барабинской и Кулундинской степях. Паллас (1786), описывая фауну этих степей, говорит: «Попадаются также, а особливо в Барабинской степи, дикие свиньи, дикие лошади, сайги и серны (косули — А. С.)». Самым северным пунктом, где, по Палласу, в Западной Сибири, повидимому, встречались дикие свиньи, была Усть-Тарская станица, на р. Иртыше (ныне с. Усть-Тара — 5633 с. ш.). В середине прошлого столетия Миддендорф считал северной границей распространения кабана в Барабинской степи параллель 55е с. ш. По словам Н. М. Яд- ринцева (1880), «было время, когда около оз. Чанов и Абышкан в камышах жили кабаны». П. Залесский (1934) считает, что раньше кабаны обитали во всем бассейне оз. Чаны. В юго-западной Барабе есть озеро Чушкалы, т. е. Кабанье. В 30-х годах текущего столетия в Барабинской степи жили еще старики, которые помнили охоту на диких свиней.

Барабинская степь была самым северо-восточным районом в Западной Сибири, где кабан проникал далеко на север. Отсюда северная граница распространения этого зверя поворачивала резко на юг и шла через Алтай и Саяны, выходя к оз. Байкал. О прежнем распространении кабана на Алтае имеется несколько указаний. Так, Паллас (1786), говоря о фауне Южного Алтая, писал: «сказывают, ^гго также водятся в болотистых странах высокого хребта кабаны». Во время исследования Южного Алтая Геблером (Gebler, 1837) кабан встречался на северном склоне Катунских гор и был нередок в долине р. Бухтармы. В коллекции Зоологического института АН СССР имеется череп кабана, доставленный Геблером, с этикеткой «Долина Бухтармы». И. Ф. Бабков (1869), перечисляя промысловых зверей Верхне-Бухтарминской долины, кабана уже не приводит. Н. Ф. Кащенко (1899), посетивший Южный Алтай в 1893 г., отметил, что там кабан был истреблен и «теперь про него в этой местности более не слышно».

В текущем столетии кабан вновь неоднократно появлялся на Алтае. Например, старый секач добыт в мае 1931 г. в окрестностях Катон-Карагая, в среднем течении р. Бухтармы (шкура и череп этого зверя хранятся в музее Зоологического института АН СССР). В Змеиногорском районе (Алтайский край) в окрестностях с. Горная Колывань зимой 1934 г. из табуна кабанов был добыт один зверь. Через несколько дней (3 февраля) охотники у стога сена убили второго самца весом в 80 кг (А. А. Козлов, 1935). До 1925 г. кабаны довольно часто заходили в Кошагачский аймак (Н. И. Благовещенский), куда они проникали из Монголии. Осенью 1929 г. кабаны по р. Чуе зашли в Южный Алтай до пос. Баратола, часть зверей перезимовала в Курайской степи (П. Залесский, 1934). По данным А. М. Колосова (1939), еще раньше, в 1912 и 1919 гг., в современном Улаганском аймаке в урочище Балыкты-Юль добывали кабанов. В 1929 г. там убили двух кабанов, а в 1931 г. видели следы этого зверя. В обоих случаях кабаны проникали на нашу территорию из Монголии. Эти миграции Колосов объясняет установлением очень высокого снежного покрова в низменной котловине Убса-Нора.

В последние годы кабаны стали появляться в приалтайских районах. Так, два зверя были встречены в Сростинском бору к се- веро-востоку от Рубцовки в марте 1946 г. Один из них был добыт. Он оказался самцом и весил 150 кг. В марте 1948 г. в этом же бору вновь наблюдали кабана, а летом 1949 г. следы его найдены у оз. Гуселетова, которое расположено в центре Сростинского бора (Н. Н. Егоров, 1955).

Осенью 1953 г. в лесу у с. Сошниково, расположенного близ слияния pp. Бии и Катуни (Зональный район Алтайского края), был убит кабан. Г. Мешков (1953), сообщавший об этом факте, отметил, что «это первый случай появления в нашей местности диких свиней».

Восточнее Алтая кабан в настоящее время встречается по всему хр. Танну-Ола; много его в Восточно-Тувинском нагорье между реками Хамзара и Азас, притоками Бий-Хема. В Восточном Танну-Ола кабан в значительном количестве держится зимой (Янушевич, 1952). Таким образом, в Западном Саяне кабан на север идет примерно до 52е с. ш. В Восточном Саяне область распространения кабана начинается в бассейне р. Кунгуса (1948 г.), затем переходит в верховья pp. Тагула и Бирюсы, берущих начало с хребта Гутарского. По долинам этих рек дикие свиньи проникают на южные окраины Тайшетского района. Восточнее кабан встречается в долине р. Уды, на ее отрезке между с. Порог (54°33 с. ш.) и границей Тофалории (Н.-Удинский район). Далее к юго-востоку описываемый~Эвериобычен по р. Ие, особенно в районе ее притоков — Едой и Гун (Икей- ский район). От р. Ии район обитания кабана тянется неширокой почти непрерывной полосой к юго-востоку до самого Байкала, пересекая по предгорьям Саяна pp. Оку, Б. и М. Белую, Китой и Ир- кут (В. Б. Подаревский, 1936; газ. «Красноярский рабочий» от 16 октября 1948 г.; И. П. Копылов, 1950). Кабан, проникающий на южные окраины Тайшетского, Н.-Удинского и Тулунского районов, «здесь не задерживается, повидимому, из-за чрезмерной для него глубины снега» (В. Б. Подаревский, 1936). На север от Восточного Саяна, в его западной части, кабан уже не появляется. Например, В. Н. Троицкий (1930) не нашел его в нижних течениях pp. Кана, Бирюсы и Чуны. Но восточнее, ближе к Байкалу, дикие свиньи иногда заходят на р. Ангару и даже на вершину Лены. Так, по нашим данным, поздней осенью 1926 г. кабан прошел с р. Б. Куй на р. Ку- рейку (приток Ангары — 54°45 с. ш.) и был добыт там зимой в стогу сена. В прошлом по Ангаре кабан заходил еще севернее. Например, в «Житие протопопа Аввакума» (1934) имеется указание, что в XVII в. по названной реке водились кабаны, в частности в районе порога Долгого (около 57е с. ш.).

У южной оконечности оз. Байкала кабан многочислен в междуречье Китой — Иркут, в Тункинских Альпах и в бассейне р. Селенги. На восточном побережье Байкала летом свиньи встречаются на pp. Турке и Гусихе и заходят в вершину р. Баргузин. На р. Верхней Ангаре нами в 1934 г. уже не найден. Раньше он будто бы водился в Бодайбинском районе, где, по словам В. Н. Скалона, исчез в 1922 г.

В Витимо-Олекминском округе кабан обитает по бассейнам pp. Емурчана, Каренги, Нерчи, Джилинды, а также на левой стороне Витима. По словам эвенков, он водился по Калакану и на р. Тун- даку, но «после снежной зимы 1927 г. там исчез» (В. Б. Подарев- ский, 1936). В Каларском районе держится по р. Чуланге, где очень редок.

В. Скалой, И. Щербаков и М. Базыкин (1941) на основании опросных сведений считают, что иногда кабаны заходят даже в Якутию. Так, осенью 1932 г. они появились на юге Типтонского района в верховьях р. Чары на границе с Витимо-Олекминским округом (57° с. ш.), а в 1930 г. были замечены на р. Чарода. В более поздней работе В. Н. Скалой (1951) указывает, что по Чаре последние кабаны были истреблены в снежные зимы 1920—1922 г., и теперь их нет севернее р. Калар (около 56° с. ш.).

В Якутию свиньи могут заходить с верховьев Амура и Зеи, где они местами нередки.

Северная граница распространения кабана, достигнув в бассейне р. Витима примерно параллели 56° с. ш., направляется на юго- восток к южным отрогам Станового хребта, затем на верховья р. Бурей и к оз. Кизи на нижнем течении р. Амура. В Гипо-Ольдойском районе она проходит около 54°30 с. ш. На нижнем Амуре (оз. Кизи) у Татарского пролива (бухта де-Кастри) кабан если и бывает, то очень редко, так как в своем распространении на Дальнем Востоке связан с тайгой манчжурского типа, а в данном районе распространена охотская флора.

На основании обзора распространения кабана на севере его ареала можно сделать ряд выводов.

В Западной Европе он был распространен далеко к северу и ранее встречался до параллели 60е с. ш. и даже севернее. В Европейской части Советского Союза в последние годы северная граница его распространения, начинаясь у 60° с. ш., круто падает к югу, следуя примерно через Рыбинское водохранилище, Воронеж, Харьков, низовья Волги. В районе Южного Урала кабан прежде был распространен до 51—53° с. ш. В Западно-Сибирской низменности его распространение значительным выступом уходит на север, достигая 56°30 с. ш. Восточнее кабан распространен по предгорьям Западного и Восточного Саяна (52 — 54° с. ш.). За оз. Байкалом по Витиму этот зверь опять проникает далеко к северу (до 57е с. ш.), но восточнее вновь отходит к югу и у Татарского пролива граница его распространения понижается примерно до 52° с. ш. В XVII и XVIII вв. кабан был распространен на севере значительно более широко, чем в 30-х годах текущего столетия. (Исключением, повидимому, являются лишь страны Прибалтики). Кабана в северной части его ареала истребил человек. В последние два десятилетия в связи с сокращением охоты на кабана повсеместно наблюдается быстрое восстановление его области распространения, особенно в ее северной части, что указывает на увеличение численности этого зверя.

Изменения численности кабана, вызываемые колебаниями климата, имеют второстепенное значение.

Распространение кабана почти повсеместно зависит от встречаемости его основных кормов, но на самом севере его ареала эта связь нарушается. В Европе основными зимними кормами кабана являются орешки бука и жолуди различных видов дуба. В связи с этим следует отметить, что в восточной части указанной страны, и в том числе в западной половине Южного Урала, дуб распространен на север гораздо дальше, чем кабан. В Казахстане и Западной Сибири распространение диких свиней безусловно связано с обильным произрастанием тростника, побегами и корневищами которого кабаны в основном кормятся в зимнее время. В сибирском лесостепье обширные тростниковые займища идут до его северной границы, до этих же пределов встречается и кабан. Угнетенный, мелкий тростник растет и севернее, почти по всему Нарымскому краю (pp. Тым, Вах), но кабана там нет. Важно отметить, что в Западной Сибири от Ялу- туаровска на юге (56°30 с. ш.) начинается область распространения сибирского кедра (Pinus sibirica), доходящего на север до Полярного круга (Обская губа, Игарка). Орешки кедра являются одним из основных зимних кормов кабана в Восточной Сибири, в районе Саянов и Прибайкалья, однако в Западно-Сибирской низменности в область кедрачей дикие свиньи не заходят. Нет их и в кедровых лесах Средне-Сибирского плоскогорья и в бассейне р. Верхней Тунгуски к северу от Канска и Тайшета.

В Якутии и на Камчатке очень широко распространен кедровый стланец (Pinus pumila), но кабан встречается лишь на юге его ареала. На Дальнем Востоке распространение кабана связывают с ареалом манчжурского кедра (Pinus koraiensis) и различных видов дуба. Очевидно, что северная часть области распространения кабана не совпадает с ареалами растений, плоды, корневища и корни которых являются его основными кормами и, следовательно, не они одни определяют его ареал.

Выше отмечалось, что дикие свиньи довольно чувствительны к температуре воздуха, но они умеют избегать их неблагоприятное влияние. Поэтому кабаны живут в районах, где летом температура воздуха иногда поднимается до 50°, а также в таких, где зимой она падает до — 50е, —55е. Например, кабаны обычны в Туркмении, где в июле 1912 г. у Термеза температура воздуха поднималась до 50°. Точно такая же температура отмечена 13 июня 1915 г. у ст. Ре- петек (Л. С. Берг, 1938).

В то же время свиньи обычны в Восточной Сибири, где среднемесячная температура января в отдельных районах изменяется от — 20 до —25°, а в некоторые дни она опускается до —50, —55°. Температура воздуха в — 45 и — 50° неоднократно отмечалась и

Северная граница распространения кабана в Евразии

Северная граница распространения кабана в Евразии: 

1 — восстановленная северная граница распространения кабана; 2— линия, соединяющая пункты со средней многолетней высотой снежного покрова в 50 см (по Г. Д. Рихтеру, 1948); 3 — северная граница распространения кедра сибирского; 4 —северная граница распространения кедоового стланика; 5 — северная граница распространения тростника; 6 — граница Казахской СCР.

на юге Казахстана (Бетпак-Дала, Алакульские озера). В то же вре- мя свиньи отсутствуют на больших территориях, где для них имеется много корма, а зимы бывают более мягкими.

Следовательно, низкие температуры воздуха, наблюдавшиеся зимой, нельзя считать фактором, ограничивающим распространение кабана на севере.

Ряд исследователей фактором, ограничивающим распространение кабана на север, считали снежный покров. На большое значение этого фактора для кабана указывали Эверсман (1850), А. Ф. Миддендорф (1869), В. Б. Подаревский (1936), А. Н. Формозов (1946), А. А. Насимович (1955) и другие. Особенно большое значение снегу придавал Формозов, который считает, что северная граница распространения кабана примерно совпадает с линией среднего максимума высоты снежного покрова в 30 — 40 см. Выше мы также доказали, что распространение кабана в северной части его ареала зависит в основном от распределения и высоты снежного покрова. Низкий на ногах кабан, приспособившийся к добыванию корма на земле или его выкапыванию, обычно отсутствует в районах с высоким снежным покровом (свыше 40 см), особенно там, где он зимой кормится главным образом орехами и желудями. Но в некоторых местах, где кабан зимой в основном питается корневищами и побегами тростника и другими болотными растениями (бассейн р. Волги, Казахстан, Западная Сибирь), рыхлый снежный покров умеренной высоты (до 30 — 40 см) благоприятствует ему, так как препятствует сильному промерзанию почвы и, следовательно, облегчает рытье в поисках корма. В этих районах кабац. иногда встречается в участках, на которых средняя многолетняя высота снежного покрова достигает 50 см (см. карту на рис. 19).

По прошлому распространению кабана можно судить о бывшей там снежности.

Например, выше отмечалось, что он был редок в бассейне верхнего течения Волги. Малочисленность там кабана легко понять, если познакомиться с данными А. М. Шенрока (1926), который писал: «Области на Оке и на верховьях Волги, Днестра и Дона отличаются очень большими исключительными высотами (снежного) покрова от 80 — 100 см». Средний максимум высоты снежного покрова в этой части около 50 — 60 см. Район Европейской части СССР, где кабан редок, согласно районированию снежного покрова, предложенному Г. Д. Рихтером (1948), относится ко «II зоне с максимальной толщиной снежного покрова от 50 до 70 см и длительным многоснежным периодом»

Проникновение кабана до предгорий Южного Урала объясняется выгибом к северу границы снежного покрова со средним максимумом в 30 — 40 см. За Уралом, в Западно-Сибирской низменности, распространение кабана относительно далеко уходит на север. По Рихтеру (1948), эта область относится к «III зоне с максимальной толщиной снежного покрова от 30 до 50 см и коротким многоснежным периодом» и выделяется в особый «Тоболо-Иртышский район». В лежащей севернее II зоне, где высота снежного покрова свыше 50 см, кабана уже нет. Понижение к югу северной границы распространения кабана в районе р. Оби, в Средней Сибири и Прибайкалье совпадает с большим выгибом к югу изолиний максимальной высоты снежного покрова 50 и 30 см. Восточнее оз. Байкала начинается малоснежная область, которую Г. Д. Рихтер (1948) относит к «Забайкальскому району». Для большей части территории этого района высота снежного покрова не превышает 20 см, местами опускаясь до 10 см, только на возвышенностях и в предгорьях снега бывает более 30 см. Изолиния средней максимальной высоты снежного покрова в 50 см в Забайкалье круто уходит на север. Наличие в Забайкалье незначительного по мощности снежного покрова дало возможность кабану в бассейнах pp. Витима и Чары проникнуть на север до 57е с. ш.

Кабан, обитающий в Казахстане, живет у северного предела своего распространения, поэтому влияния на его численность различных факторов внешней среды здесь должны сказываться особенно заметно.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2018