Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Прошлое и современное распространение кабана в Казахстане и история его промысла.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Кабан экология и хозяйственное значение.

Прошлое и современное распространение кабана в Казахстане и история его промысла.

В западной части Казахстана в начале прошлого века кабан был многочислен по берегам Каспийского моря (А. Левшин, 1832). Г. С. Карелин (1883), неоднократно обследовавший побережье Каспия в тридцатых годах XIX в., тоже сообщал «о великом множестве кабанов по всем камышистым побережьям» северного и восточного берегов этого моря. В другой своей работе (1875) упомянутый иссле^ дователь говорит: «В прежнее время (до 1834 г.,— А. С.), когда камыши облегали Гурьев с западной стороны, кабаны забирались даже в огороды, расположенные по обеим сторонам р. Урала в 4 — 5 саженях от жилья».

Севернее дикие свиньи встречались на Камыш-Самарских озерах, где в 1769 г. были отмечены П. С. Палласом (1786). Описывая эти озера, Паллас писал: «По берегам озера растет камыш, в котором находится много кабанов». По данным этого же исследователя, «в песчаной степи Нарынь... водились в некоторых тростниках кабаны». Позднее А. Евреинов (1851) сообщал, что «в камышах примор ских и Камыш-Самарских озер водятся кабаны. Прежде говорят их было много в камышах степных озер и в лесу, которого теперь нет».

В XVIII и XIX вв. кабан встречался по всей казахстанской части долины р. Урала и по ее притокам, а также на р. Эмбе и ее правом притоке Темире. На севере его распространение уходило за современную границу республики. «Как во всех камышовых странах при Яике (р. Урале), —указывал Паллас (1786), —так и здесь (устье р. Эмбы,— А. С.) находится множество кабанов. Казаки, по большей части зимой, ходят на кабанов с собаками и не без опасности бьют их из ружей и копьями». Обитание кабана на pp. Эмбе и Темире отметил А. Левшин (1832). По словам Ковалевского (1840), в устье Эмбы кабаны встречались в огромном количестве. М. Н. Галкин (1868), описывая путешествие из Оренбурга в Хиву в 1858 г., отметил «За Темиром, не доходя до Эмбы, остановились у оз. Та- галы (Джалтырь)... Здесь начали попадаться кабаны и сайгаки, в норах находили много морских уток (пеганок,— А. С.)».

Дикие свиньи раньше населяли всю долину р. Ори. Так, Н. Рыч- ков (1772), проехав в 1771 г. 25 км вверх по р. Ори от Орской крепости (ныне г. Орск), в своем дневнике писал: «В сих местах находится великое множество свиней». О добыче свиней на р. Ори сообщал и А. Левшин (1832). В 1943 г. старики-казахи рассказали мне, что лет сто назад в Новороссийском районе Актюбинской области, лежащем в верхнем течении р. Ори, жили кабаны, на которых охотились их родители, догоняя зверей верхом на лошади и закалывая пикой («найзой»). Уже в XVIII в. на западе Казахстана на кабана существовал интенсивный промысел, о чем можно судить по ряду сообщений современников. Например, П. И. Рычков (1762), описывая охоту на свиней, указывал: «Яишсие и илецкие казаки в зимнее время бьют их для пищи и весьма не мало, а иногда в Оренбург для продажи битых привозят. Стреляют их из винтовок и притом бьют и копьями». Сходные сведения приводятся и П. С. Палласом (1786): «Казаки из Яицкого городка (ныне г. Уральск,— А. С.),— писал этот путешественник,— ходят на звериный промысел и бьют кабанов». А. Левшин (1832) сообщал, что киргиз-кяйсаки и уральские казаки «бьют зимой весьма много кабанов».

Интенсивный промысел на кабана и освоение земель для хозяйственных нужд привели к тому, что численность свиней начала падать и в ряде районов они исчезли. Об уменьшении численности кабана в начале XIX в. Эверсман (1850) писал: «По сю сторону р. Урала, в местах населенных, эти камышовые поля год от году уменьшаются, а вместе с тем и кабанов становится меньше. В прошедшем столетии они еще во множестве встречались в камышах около Камыш-Самарских озер, и уральские казаки их много убивали, но ныне кабаны стали тут редки, чаще встречается это животное на той стороне (левом берегу,— А. С.) Урала и по восточному берегу Каспийского моря»[1]. Далее этот исследователь описывает один из хищнических способов охоты на свиней. «Зимою в 1820 и 1821 годах, во время экспедиции из Оренбурга в Бухарию, мы часто охотились на кабанов. В это время камыши, растущие там на 1% сажени вышиною, совершенно высыхают. Мы выбирали из них такие, которые со всех сторон или по большей части, окружены голой степью, и зажигали со стороны, с которой дул ветер: тогда ветер быстро гнал огонь вперед, а на противоположную сторону, спасаясь от огня, бежали многочисленные стада кабанов, молодых и старых, больших и маленьких; тут встречали их охотники и казаки с копьями. Много кабанов было застрелено, но больше заколото казаками; догонявшими их на лошадях». Такой способ охоты на свиней в то время имел широкое распространение, так как о нем пишут и другие авторы. Так, А. Левшин (1832) сообщал, что «для ловли кабанов вбивают в землю заостренные колья, и потом выгоняют их на оные, зажигая камыш». По данным Услара (1848), казаки устраивали охоту на свиней, окружив озеро верховыми и поджигая камыши. Выбегавших свиней догоняли на лошадях и кололи пиками. Важно отметить, что этот способ охоты в то время часто практиковался не только уральскими казаками, но и казахами.

По словам Кузнецова (1875), в середине XIX в. на р. Урале кабан еще встречался в небольшом количестве в Верхнеуральском и Троицком уездах по берегам больших озер, поросших тростником. Далее он говорит, что «С каждым годом заметна убыль этой породы, удаляющейся, так сказать, в настоящее свое отечество, в Киргизскую степь... казаки истребляют их много, охоту производят с ружьями, пиками и стрелами». Истребление диких свиней на западе шло так быстро, что уже к концу XIX в. они были уничтожены на Камыш- Самарских озерах, по всему Уралу с его притоками и в предгорьях Урала (Н. А. Бородин, 1891: Н. А. Зарудный, 1897).

К 20-м годам текущего столетия в междуречье Волга—Урал кабан сохранился лишь в дельте Волги и в пределах Казахстана встречался в самой восточной ее части (Денгизский район). В то время в дельте Волги кабана оставалось очень мало. Например, на территории Астраханского заповедника в 1928 г. насчитывалось всего несколько десятков описываемых зверей (С. М. Преображенский, 1947). Интересно отметить, что в 1939 г. в указанном заповеднике во время паводка учли уже более 1 800 голов кабана (Ю. А. Исаков, 1951).

Отсюда отдельные звери изредка проникали по побережью Каспия до Гурьева и далее до Эмбы и, как большая редкость, встречались в долине р. Урала, в ее нижнем течении.

Восточнее описанного района раньше кабаны были многочисленны на северо-восточном побережье Аральского моря, в долинах Сыр- Дарьи и Куван-Дарьи (А. Левшин, 1832; Э. Эверсман, 1850; Н. А. Се- верцов, 1874). К северу от Аральского моря дикие свиньи были обычными по pp. Иргизу и Тургаю и на многочисленных озерах Тургайских ворот. По pp. Тоболу, Убагану и Ишиму распространение их уходило за современную северную границу Казахстана (см. выше). Н. Рыч- ков (1772), посетив в 1771 г. большие озера Сары-копу и Бес-копу, расположенные в верхнем течении р. Тургай, писал: «Камыши (этих озер,— А. С.) служат жилищем диким свиньям, коих там необъятное множество всегда бывает». Для кустанайских степей кабана указывал и А. Левшин (1832).

По данным Услара (1848), он встретил много диких свиней у озера, лежащего близ Улутаусских гор (повидимому, оз. Чубар-Тен- гиз).

По словам казахов-стариков, раньше кабаны постоянно жили втростниках у большого оз. Чаглы (ныне Советский район" Северо- Казахстанской области).

Во второй половине XVIII в., и особенно в первую половину XIX в., •в связи с проникновением русского населения сперва на север современного Казахстана, а затем и на юг вплоть до р. Сыр-Дарьи, в этом районе, как и на западе, на диких свиней развивается интенсивная охота. П. С. Паллас (1786), посетив в 1770 г. Каменскую слободу на р. Тоболе, отметил: «Прежде собирались охотники здешних мест, особливо осенью, большими артелями, и с позволения пограничных начальников, и самих киргизсцев, которые за то получали небольшие выгоды в торге, хаживали они далеко в Киргизские степи, даже до самой реки Ишима, для ловли зверей, рыб и для собирания дикого хмеля». Броневский (1830) в заметках о казахах Средней орды упоминает, что они охотились на кабанов.

О быстром истреблении кабанов в то время сообщал Н. А. Северцов (1874): «Русское население их (кабанов,— А. С.) истребляет быстро,— писал этот натуралист,— особенно в Киргизской степи, где кормные места ограничены голодной пустынью. Так, после постройки Уральского укрепления они истреблены в низовьях Иргиза; Раимск и Казалинск погубили их и на низовьях Сыра, хотя в обоих местах они были весьма многочисленны; на Иргизе они были почти истреблены за 11 лет (1847—1858 гг.)».

«Верненский гражданин» (1880), описывая охоту на свиней в низовьях Сыр-Дарьи, рассказывает, что райьше за кабанами ездили группами человек по 12 и за 7—10 дней добывали до 50 штук свиней, считая и поросят.

Военный губернатор б. Сыр-Дарьинской области в приказе от 10 марта 1893 г. за № 41 отмечал: «Крестьяне с. Егорьевского в течение декабря—января убили до 200 диких свиней. Двое молодцов из Чубуковки, с плохими ружьями и в весьма легкой одежде, провели 28 дней в Перовском уезде под снегом и холодом, возвратились домой, нагруженные добычей, потеряв в борьбе с кабанами только одну собаку» (Н. Туркин, 1899). В конце XIX в. на.основании постановления Комитета министров, утвержденного 29 ноября 1891 г., крестьянам, поселившимся на Сыр-Дарье и в других пограничных районах, раздаются «бердановские ружья со штыками», что в значительной мере способствовало развитию промысла на свиней.

Усиленная охота на свиней привела к тому, что уже к концу XIX в. они во многих местах описываемого района исчезли совершенно или стали малочисленными. Например, А. М. Никольский (1892) считал их уже довольно редкими в низовьях р. Сыр-Дарьи. А. Добро- смыслов (1898), описывая фауну б. Тургайской области, отметил, что «В настоящее время (кабаны,— А. С.) встречаются только в одном уезде Тургайском». Далее он говорит, что в этом уезде кабаны живут лишь в Сарыкопинской, Тусумской и Чубаланской волостях.

Одновременно Добросмыслов указывает на еще очень недавнее обитание диких свиней в Аман-Карагайском бору в Кустанайском уезде; здесь их в последний раз видели в 1886 г.; в Иргизском уезде дикие свиньи водились также всего десять лет тому назад около многих озер в Таупскон н Кинжигорииской волостях. Казахи устраивали изредка на них облавы, и, выгнав в степь, кололи пиками.

В начале текущего столетия промысел на диких свиней в низовьях Сыр-Дарьи продолжал расти. По сведениям Н. А. Зарудного (1915), относящимся примерно к девятисотым годам, в пределах б. Сыр- Дарьинской области по самым скромным подсчетам добывалось ежегодно более 1000 свиней. Далее Зарудный сообщил, о том, что в последние два года шкуры диких свиней стали усиленно принимать скупщики для отправки в Москву и Варшаву, откуда они шли за границу. После империалистической войны численность свиней на Сыр-Дарье несколько восстановилась, но позднее их там вновь стали быстро выбивать, и в 1927 г. в б. Сыр-Дарьинской губ. добыли всего 276 кабанов (журн. «Охотник», № 1, январь 1928).

В 20-х годах текущего столетия свиньи были еще обычными на Сыр-Дарье, но севернее ее нижнего течения встречались уже очень редко (Иргиз, Тургай) или исчезли совершенно (Кустанайские степи).

На юге центральной части Казахстана в прошлом веке дикие свиньи были многочисленными в песках Кызыл-Кум, на Сыр-Дарье, на хр. Каратау, Таласском Алатау и его отрогах, на Теликульских озерах и в долине р. Сары-Су. По словам Н. А. Северцова (1874), в окрестностях Чимкента в зиму 1865—1866 гг. убито несколько сот голов кабанов. В эту зиму три хороших охотника добыли там за два дня до 70 свиней (считая и поросят). В следующую зиму свиней стало мало; за поездку 2—3 охотника добывали 6—7 свиней, а чаще — 2—3.

Севернее кабаны встречались в верховьях р. Сары-Су, на p. Hype и оз. Кургальджин. Автор с инициалами И. Р. (1880) сообщал, что «кабаны живут в камышах на оз. Кургальджин, Чукондукуле и смежных с ними, на pp. Кара-Кингире и Сары-Кингире и притом в громадном количестве». Об обитании в этом районе диких свиней писал и Вл. Герн (1891), по словам которого «в Акмолинском уезде, в особенности в камышах многоозерной середины уезда..., ограниченной с востока и севера Нурой, а с юга р. Сары-Су, водилось прежде много кабанов». Этот же исследователь указывал кабана для гор Ак-тау расположенных к югу от р. Джаман-Сары-Су.

На р. Кара-Кингире «в обширных камышах» кабанов встретил и Ю. Шмидт (1894).

По данным Катанаева, в конце 60-х годов прошлого века на оз. Челкар близ Аиртавского поселка охотились на кабанов (ныне Аир- тавский район, Кокчетавской области).

Интересно отметить, что еще в 70-х годах прошлого столетия, по данным Вл. Герна (1891), за кабанами усиленно охотились казахи и мясо их употребляли в пищу. «Сравнительно не особенно давно, — писал Герн, — мясо кабанов составляло пищу киргизов». По его же данным, в 70-х годах XIX в. осенью и зимой на Акмолинском базаре часто можно было встретить кабаньи туши, привезенные для продажи охотниками-казахами; «но муллы объяснили, что неприлично-де мусульманам возиться и продавать такую нечисть, и теперь киргизы уже не привозят в Акмолинск кабанов». В Центральном Казахстане на свиней казахи охотились верхом, с пиками.

Об обитании кабана в южных частях б. Акмолинского и Атбасар- ского уездов сообщали также И. Словцов (1897) и П. В. Степанов (1899), причем последний считал северной границей распространения кабана в б. Акмолинской области параллель 50° с. ш.

В 20-х годах текущего столетия в центральной части Казахстана кабан был еще обычен на юге республики и на оз. Кургальджин; севернее его уже не было (Ин. Шухов, 1930).

В юго-восточной части Казахстана в прошлом столетии дикие свиньи были обычными на Киргизском хребте, в Чу-Илийских горах, в Заилийском Алатау, на хр. Кетмень, в Джунгарском Алатау и на Алакульских озерах. Севернее они были многочисленными в долине р. Таласа, у оз. Бийлю-куль, в долинах pp. Чу, Или, а также других рек Южного Прибалхашья и на хр. Чингиз-тау. Одним из северных районов этой части Казахстана, где встречался кабан, являлись горы Каркаралинские и Кент. Для этих гор описываемого нами зверя указали Бурнашев и Поспелов (1818), которые были там в 1800 г. В описании своего путешествия они отметили, что «в сих местах водятся медведи, маралы и кабаны».

Как и в других районах Казахстана, кабаны, обитавшие в Семиречье и прилегающих к нему районах, со второй половины XIX в. подверглись интенсивному преследованию охотников и численность их здесь начала снижаться. Например, Д. Н. Кашкаров (1928), описывая озера Бийлю-куль, Ак-куль и Ащи-куль, сообщил, что «кабанов теперь сильно повывели, когда-то, когда еще только устроен был город Аулиэ-Ата (ныне г. Джамбул), за ними ездили сюда (т. е. на озера) и добывали возами. В Уральском поселке нам передавали, что еще не так давно, когда было много камыша, свиньи держались возле самого поселка в большом количестве». Сокращалась численность свиней и в других местах. Так, Н. А. Северцов (1874) про кабанов Семиречья писал: «Немного их (теперь) и по северному склону Заи- лийского Алатау, у Верного (ныне Алма-Ата), Талгара, Иссыка, Кас- келена, хотя местность (для них) весьма кормная, тут за кабанами ездят уже на Или». Местные лесничие указывали на уменьшение численности кабанов в результате хищнической и несвоевременной охоты (Н. Туркин, 1899). В то время охота на свиней разрешалась в течение круглого года. О численности кабанов в б. Семиречье в конце XIX в. и о размерах на них промысла можно судить по следующим примерам. По данным С. В. Алфераки, датированным 29 января 1879 г., «У старосты (ст. Романовская на Лепсе), охотника и скупщика дичи нашли до 20 мерзлых целых кабанов, убитых незадолго до нашего приезда на Лепсе. Кроме тех, которые он стреляет сам, ему доставляют кабаньи туши за бесценок киргизы. В эту зиму, по словам старосты, им было куплено у киргиз и убито лично до 150 кабанов» (В. Н. Шнитников, 1936).

В 1883 г. в б. Сергиопольском уезде добыто 273 кабана на сумму в 1911 руб., и в б. Копальском уезде — 103 зверя на 721 руб. (А. С. Шостак, 1927). По словам А. Н. Никольского (1885), казаки, жившие на pp. Или и Лепсе, на свиней охотились с собаками, набирая их до 20 шт. Кабана, пойманного собаками, стреляли или кололи рогатиной. В низовьях р. Лепсы в 1884 г. партия охотников в 6 человек за два месяца охоты добыла 180 кабанов.

Во всем Семиречье, по неполным данным, добыто свиней (в шт.) в 1888 г. — 393, в 1889 г. — 512, в 1890 г. — 330, 1891 г. — 297, 1892 г. — 544, 1893 г. — 567, 1894 г. — 586, 1895 г. — 985, 1897 г. — 999, 1898 г. — 1661, 1899 г. — 1919, 1900 — 1400, 1901 — 1510, 1904 — 1391, 1905 — 1673 шт. (А. С. Шостак, 1927). Из приведенных данных о добыче свиней можно заключить, что количество ежегодно убиваемых зверей все время росло. Для русского населения Семиречья промысел кабанов служил серьезным подспорьем. Мясо свиней шло на собственное потребление, а излишки продавались на базарах от 80 коп. до 1 р. 80 коп. за пуд (в 1903 г.). На мясо диких свиней был хороший спрос. По сообщению В. Н. Шнитникова (1936), относящемуся к 1916 г., «Казаки ст. Карабулакской и крестьяне с. Гавриловки, ежегодно поздней осенью или в начале зимы ездят в низовья Каратала на кабанов компаниями по 3—4 человека, всегда с большим количеством собак, и на компанию привозят по 25—40 штук кабанов». По словам этого же автора, жители соответственных русских поселков постоянно ездили за дикими свиньями в низовья pp. Или, Аксу и Каратала, причем на Или ездили и из г. Верного (Алма-Аты). Иногда туда же командировали воинские подразделения. Известен факт, когда воинская команда привезла с низовий Или 105 кабанов, причем могла привезти больше, но у нее нехватило верблюдов. Казахское население в то время имело мало ружей и на свиней охотилось редко. Чтобы защитить свои поля и огороды от кабанов, казахи на их тропах рыли ямы в форме бутылки и сверху маскировали их хворостом (Костенко, 1880).

В 20-х годах текущего столетия кабан, несмотря на интенсивное его преследование, в большинстве районов Семиречья был все еще обычен, а местами и многочислен, но исчез на север от оз. Балхаша. По словам В. А. Селевина (1930), в отрогах хр. Чингиз-тау, в 40 км от г. Сергиополя, «кабан теперь довольно редок». В Семиречье описываемый зверь живет в горных лесах или в огромных тростниковых займищах, растущих в долинах рек и у крупных озер, где охота на него связана со многими трудностями.

[1] В другой работе (1840) этот же автор указывал, что кабана на Камыш-Самарских озерах уже нет совершенно.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2018