Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Летом свиньи кабанов охотно едят соцветия рогозов.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Кабан экология и хозяйственное значение.

Летом свиньи кабанов охотно едят соцветия рогозов.

Определенное значение в питании кабана имеют вейник и различные виды осок. В теплый период года кабан копает корни этих растений, а зимой при недостатке других кормов ест их сухие листья. Кабаны, питающиеся высохшими растениями, быстро худеют, что указывает на плохую питательность такого корма.

В летнем питании кабана значительное место принадлежит разнотравью, у которого поедаются как корни, так и стебли с листьями. Особенно часто они кормятся солодкой, осотом, молочаем и лебедой (см. табл. 4).

Из временно-сезонных кормов кабана большой удельный вес принадлежит корням некоторых ферул: жау-жумыру и ит-кусыку. Оба растения широко распространены в пустынях Казахстана, от оз. Зайсан на востоке до Каспия на западе. Их белый корень, похожиii то на морковь цилиндрической формы (жау-жумыр), то на петрушку (ит-кусык), содержит очень много крахмала и весьма питателен. Например, в высушенных корнях жау-жумыра содержится от 54 до 62% крахмала (Н. В. Павлов, 1947). Корни ферул свиньи начинают поедать с середины апреля. Особенно часто они питаются ими в мае — июне. Животным поедаются лишь корни; зелень же, богатая эфирными маслами, бросается. В поисках ферулы евины из поймы реки уходят в прилежащие пески (Сары-Ишик-Отрау, Тау-Кум), отходя от крайних озер дельты на 3—30 км вглубь пустыни. В это время свиньи в песках встречаются как табунами, так и в одиночку. В пески уходят, в основном, самки, не имеющие поросят, подсвинки и секачи. В песках свиньи держатся до тех пор, пока не начнет понижаться уровень паводковых вод, после чего они возвращаются в дельту.

Иногда свиньи кормятся корнями ферул осенью и в начале зимы, если песок сильно не промерз и поддается рытью. На окраине песков Сары-Ишик-Отрау кабаны, копавшие корни жау-жумыра и ит-ку- сыка, нами впервые отмечены 29 апреля 1949 г., когда вегетативная часть растения только еще начинала развиваться. В поисках корней ферулы свиньи за сутки проходят по нескольку километров.

К обычным сезонным кормам кабана следует отнести и просо, пшеницу, ячмень, овес и рис. На хлеба свиньи начинают регулярно ходить с июня, когда наливается зерно, и посещают их до тех пор, пока эти культуры не уберут. К участкам посевов кабаны иногда приходят издалека и, раз попав на поле, продолжают его посещать, несмотря на крики и выстрелы сторожей. В дельте р. Ил» существует специальная охота на свиней «на просах» и на пшенице.

Питании свиней, обитающих в дельте р. Или, большое значение имеют костянки (ягоды) селитрянки (Nitraria Schoberi), известной у местных жителей под названием «канчии».

Лишь только начнут созревать сладко-соленые на вкус ягоды этого кустарника, что бывает обычно в начале июля, как к солончакам, поросшим селитрянкой, начинают со всех сторон собираться свиньи. Вскоре среди кустов канчии появляются торные свиные тропы. Кабаны, кормившиеся костянками селитрянки, в различные годы наблюдались нами с 1 июля по 23 августа включительно. Чаще всего зрелые ягоды на канчие бывают в период с 15 июля по 10 августа. Даже в то время, когда большинство ягод высохнет и начнет осыпаться, что бывает 10—15 августа, свиньи продолжают ходить ими кормиться. В то время, когда созреют эти костянки, свиньи часто только их и едят, о чем говорит содержимое желудков и помет этих зверей, состоящие исключительно из остатков костянок. Кормясь ягодами селитрянки, кабан забирается в куст, ломает ветки и объедает с них плоды. Питательность костянок селитрянки неизвестна, но судя по тому, что они очень сладкие, в них должно быть много сахара. Свиньи, кормящиеся ягодами селитрянки, быстро жиреют.

Обильный урожай костянок селитрянки бывает не ежегодно. В засушливые годы, когда весной и летом выпадает недостаточно осадков, ягод бывает мало. Так, в низовьях р. Или очень плохой урожай этих ягод наблюдался в 1942, 1947 и 1948 гг., затем в 1952 и 1953 гг., правда, в последние два года местами костянки все-таки были. Много ягоды было в 1941 и 1946 гг., затем в 1949, 1950 и 1951 гг., особенно же хороший урожай селитрянки отмечен в дождливый 1949 г. В этот год все кусты канчии были сплошь покрыты крупными ягодами. С одного куста можно было набрать 8 — 10 кг и более ягод. В связи с урожаем костянок селитрянки по годам изменяется и упитанность свиней.

В питании кабана в конце лета и осенью имеют некоторое значение и ягоды других растений. В июле и августе в тугаях, растущих по берегам р. Или, свиньи собирают ягоды ежевики, а позднее, начиная с сентября, плоды джиды, осыпавшиеся на землю.

Из кормов животного происхождения в некоторые годы в питании кабана, живущего в низовьях р. Или, значительное место принадлежит азиатской саранче. Массовое размножение этого насекомого обычно наблюдается после годов с незначительным летним половодьем, а также в засушливые годы, и иногда продолжается несколько лет подряд. Например, в дельте р. Или массовое размножение саранчи отмечено в 1922, 1933—1934 и 1937 гг. Вторично увеличение численности этого насекомого начало наблюдаться с лета 1943 г. и достигло пика в 1945 и 1946 гг. В 1946 г. саранча заселила прчти всю дельту и встречалась на площади в один миллион га. Много ее было в 1948 и 1952 гг., но в следующем году она уже встречалась крайне редко.

Отрождение личинок саранчи начинается с середины мая, но в это время они еще слишком мелкие и свиньи их не едят. Кормиться личинками саранчи кабаны начинают с середины июня, когда первые достигнут размера 2,4—2,6 см в длину. В конце июня еще пешая саранча начинает двигаться огромными полчищами (кулигами), занимающими иногда полосу шириной в несколько сот метров. В кулиге слой двигающихся насекомых достигает 5—10 см. Когда пешая саранча переправлялась через р. Или, она плыла сплошной массой и так шумела, точно на реке был крупный порог. В середине июля саранча начинает подниматься на крыло, а к концу этого месяца она вся становится лётной. В это время ее огромные стаи при перелетах днем закрывают солнце, а ночью — луну. Опустившись на заросли тростника, саранча садится так густо, что на каждом стебле бывает по 3 — 20 насехомых. Обычно лётная саранча днем кормится в займищах тростника, на закате же солнца поднимается и летит до наступления темноты, а часто и в первую половину ночи; в это время в небе слышен сильный гул. Во второй половине ночи саранча опускается на ночевку и перед рассветом бывает мало активной.

Пока саранча еще пешая, свиньи собираются к местам ее концентрации, а позднее стадами идут за ее кулигами, поедая этих насекомых в большом количестве. Далеко слышно, как кабаны, кормящиеся саранчой, чавкают. Кормиться пешей саранчой свиньи выходят обычно перед закатом солнца и кормятся до полуночи, но иногда их можно наблюдать преследующими этих насекомых в 8—9 часов утра и даже днем. Например, табун свиней в 15 голов, кормившихся саранчой в середине дня на большом открытом солончаке, мы наблюдали 26 июня 1948 г. После того, как саранча поднимается на крыло, свиньи кормятся ею в основном ночью и перед рассветом, когда насекомые мало подвижны.

Саранчу, сидящую на стеблях тростника, они достают, пригибая грудью к земле растение, и объедают с него насекомых, пропуская стебли через рот.

У свиней, кормившихся саранчой, в желудке мы находили до 1,5 кг этих насекомых (см. таблицу 5). Свиньи кормятся живой саранчой до сентября включительно. В годы массового размножения саранчи осенью свиньи бывают особенно жирными. После того, как саранча отложит кубышки и масса ее погибнет, свиньи продолжают кормиться погибшими насекомыми, иногда почти сплошь покрывающими почву, а также выкапывать их кубышки. В октябре 1942 г. наблюдался секач, который копался на солончаке. Этот кабан был добыт и в его желудке найдена в большом количестве ранее погибшая саранча и кубышки. Кубышки свиньи продолжают копать до замерзания почвы, реже они разыскивают их весной, а также собирают погибшую в прошлую осень и высохшую саранчу, которая иногда сохраняется до мая. Часто встречающиеся копки свиней на солончаках, почти лишенных растительности или поросших отдельными кустиками солянок, обычно указывают на то, что здесь кабаны искали кубышки саранчи или личинок жуков.

Азиатская саранча, как сезонный, нажировочный корм, к тому же богатый белками, имеет важное для кабана значение и в других районах зоны пустынь: в дельтах pp. Волги, Урала, Эмбы, в долине Сыр-Дарьи, на Теликульских озерах и в районе р. Сары-Су, в долине р. Чу, всех рек Южного Прибалхашья, а также у Алакуль- ских озер и оз. Зайсан, в дельте Черного Иртыша и истоках Белого Иртыша. Во всех перечисленных местах известны периодические массовые размножения саранчи, обычно бывающие в годы засух и незначительного половодья на реках. Например, по данным Л. 3. Захарова (1946) и Н. С. Щербиновского (1952), вспышки массового размножения саранчи в низовьях Волги отмечены в следующие годы:

Годы массовых размножений саранчи в Астраханской области:

Годы больших засух в Поволжье:

1890—1891 1911 — 1912 1920—1923 1927—1928 1935—1938 1943—1947

1890—1892 1911—1912 1920—1921 1927—1931 1936—1938 1944—1947

По нашим данным, массовое размножение саранчи наблюдалось в 1943 г. на северном побережье Каспия — в Денгизском районе Гурьевской области.

Л. 3. Захаров (1950) считает, что для массовых размножений азиатской саранчи в низовьях Волги характерны «малые» и «большие» периоды. Малые периоды размножения от своего возникновения до депрессии длятся 7—9 лет, в среднем — 8; большие периоды — 19—21 год, в среднем — 20 лет.

К большим периодам, характеризующимся энергичной деятельностью гнездилищ саранчи, относятся 1840—1860, 1880—1900, 1920—1940 гг. На протяжении этих периодов отмечалось усиленное размножение саранчи во всех гнездилищах, в том числе и в среднеазиатских.

Действительно, по нашим данным, которые далеко не полны, массовое размножение саранчи имело место:

1) в низовьях р. Сыр-Дарьи в 1921—1922, в 1927 и 1946 .гг.; 2) в низовьях р. Чу в 1935, 1945, 1946, 1948 гг. 1—3 августа 1935 г. на р. Чу в ур. Сатии мы встретили саранчу, покрывавшую почву слоем в 5 см на большой площади; 3) в эти же годы она наблюдалась в низовьях р. Или, о чем говорилось выше; 4) у Алакульских озер саранча отмечена в 1894 г., затем в 1895— 1898 гг., когда она «съела все посевы», позднее ее было там много в 1913 г., в большом количестве появлялась в 1921 и 1922 гг., причем «в 1922 г. было самое громадное количество саранчи, она объела все камыши». Много этих насекомых было в 1923 г., но уже в 1924 г. они исчезли (И. В. Антонов и А. А. Кулик, 1927).

В последние годы, по нашим данным, саранча у Алакульских озер была обильной в 1946—1948 гг.

В районе оз. Зайсан саранчи было много в 1896—1900 гг., затем в 1916—1917 гг. Особенно большое ее размножение наблюдалось там в 1921—1925 гг. Например, в 1923 г. саранча была отмечена в окружности всего озера, в дельте Черного Иртыша и в истоках Белого Иртыша. В 1924 г. она еще больше расширила занимаемую площадь. В 1925 г. численность ее достигла пика и в этом году, по словам Н. В. Антонова и А. А. Кулика (1927), «дикие свиньи питались исключительно саранчой, их желудки и кал также содержат один хитин». Лишь в 1926 г. численность азиатской саранчи в районе оз. Зайсан начала снижаться.

Очевидно, что в зоне пустынь, благодаря периодически повторявшимся массовым размножениям саранчи, которые часто продолжались по 2—3 года, а иногда и дольше, для кабана создавались исключительно благоприятные кормовые условия.

Насколько богата была кормовая база для кабанов в годы массового размножения саранчи, видно из следующего примера: по данным В. В. Никольского (1922), ранней весной 1902 г. в Семиреченской области было собрано 45 198 пудов яиц этой саранчи и, тем не менее, кубышки ее сохранились еще на площади около 1000000 десятин. Поедая в большом количестве саранчу, являющуюся концентрированным кормом, кабаны сильно жирели к осени. По словам охотников, в «са- ранчевые» годы свиньи начинают гоняться раньше чем обычно, и гон идет интенсивно; у хорошо упитанных свиней повышается плодовитость. Имеются и противоположные наблюдения. В саранче- вые годы гон у сильно зажиревших свиней запаздывал.

Приведенные данные о большом влиянии осенней упитанности у кабана на ход его размножения подтверждаются и наблюдениями в других районах. Например, в Беловежской пуще в 1947 г. при обильном урожае желудей первое спаривание у кабанов отмечено в середине сентября. В 1948 г., когда урожая желудей не было, до 15 ноября не отмечено ни одного случая спаривания этих зверей. В годы, когда свиньи были слабо упитанными, число поросят в выводке равнялось 4, в годы же, следовавшие за урожайными на корма, выводок в среднем состоял из 4,5 поросят и в отдельных пометах молодых было до 10. После лет, богатых кормами, например, в 1947 г., самок без поросят почти не было, тогда как в 1945 и 1946 гг. значительное количество самок приплода не имело (С. А. Северцов и Т. Б. Саблина, 1953).

Следует отметить, что с развитием интенсивной борьбы с азиатской саранчой в последние десятилетия, кормовые условия для свиней ухудшились, так как многие гнездилища этого насекомого оказались сильно подавленными. Кроме того, при обработке мышьяко- во-кислым или мышьяковисто-кислым натром и белым мышьяком площадей, пораженных саранчой, известно много случаев отравления и гибели кабанов, которые кормились отравленными растениями или отравленной саранчой. Например, А. Громаковский (1927), сообщая о массовой гибели птиц и зверей на площадях, обработанных мышьяковисто-кислым натром, отмечает, что он «несколько раз .находил в этих районах погибших диких свиней, поросят и подсвинков и даже шакалов». В 1937 г. в низовьях р. Или после опыления ядами тростников, пораженных саранчой, находили много павших фазанов, зайцев-песчаников, косуль и кабанов. В июне 1946 г. во время борьбы с саранчой в дельте р. Или часто находили погибших косуль, зайцев и фазанов. Последние гибли целыми выводками. У кабанов, обитавших в этом районе, наблюдался сильный понос. Обычно кабаны, не погибшие от яда, уходят из районов, где проводится борьба с саранчой. Учитывая, что в последние годы с самолетов мышьяковистыми препаратами опыляли десятки, а иногда и сотни тысяч гектаров тростниковых зарослей, можно судить о губительности этого мероприятия для кабанов.

Азиатская саранча, а также итальянский прус (Calliptomus ita- licus), иногда играют значительную роль в поздне-летнем питании кабана и в зоне полупустыни, и даже в настоящей степи. Например, массовое появление азиатской саранчи имело место летом 1920 и 1921 гг. в долине р. Урала и на Камыш-Самарских озерах. В этом же районе колоссальный налет саранчи отмечен в 1948 г. Саранча летела огромными стаями, имевшими по нескольку километров в длину. Стаи саранчи закрывали солнце. Когда стая насекомых опускалась на землю, она покрывала ее слоем до 5 см. В 1948 г. налет саранчи отмечен в Джангалинском, Фурмановском, Тайпакском, Чапаевском и частично в Каменском районе. Этот налет совпал с сильной засухой, наблюдавшейся в июне —июле в Западно-Казахстан- ской области. В указанном районе свиньи усиленно кормились саранчой (С. А. Щекутеев).

Крупные гнездилища азиатской саранчи известны в районе оз. Челкар-Тенгиз (48° с. ш.), где кабан обычен.

В августе 1947 г. лётная азиатская саранча появилась в районе Тургая, а затем в Наурзумском заповеднике. В 1948 г. саранчи в районе Наурзума было уже больше и она заложила там кубышки. В 1949 г. этого насекомого там стало еще больше, и лишь в 1950 г. указанный вредитель был-ликвидирован специальными отработками (А. М. Чельцов-Бебутов, 1953). Повидимому, очаги азиатской саранчи раньше периодически возникали на север до 52° с. ш., а возможно и севернее.

Массовое появление итальянского пруса в 1933 г. наблюдалось у ст. Джурун и в 1934—1936 гг. в районе Наурзума (А. Н. Формозов). В 1953 г. много этой саранчи было в степях у р. Джиланчик (В. С. Бажанов), а в июне 1954 г. массовое появление личинок пруса мы наблюдали в песках Джидели-конур и на р. Шажигой в Центральном Казахстане. В этом же году, в июле, массовый налет итальянского пруса отмечен в центральной части пустыни Бетпак- Далы в ур. Кок-ашик. По словам А. В. Корнеева, наблюдавшего это явление, «саранчи летело столько, что ее стаи закрывали солнце». Итальянский прус, как и азиатская саранча, может служить хорошим кормом для кабана.

Корма свиней, обитающих близ других водоемов Южного Прибалхашья (pp. Каратал, Ахсу, Лепса, Аягуз), а также на побережьях оз Балхаша, Алакульских озер, оз. Зайсан-Нора и в дельте Черного

Иртыша идентичны с кормами, указанными для низовьев р. Или* Лишь в районе оз. Зайсан-Нора к ним добавляются плоды чилима.

Севернее описанного района, в зоне полупустыни и в настоящих степях свиньи, живущие у степных речек и озер, также в основною питаются тростником и рогозом (pp. Иргиз, Тургай, Нура, озера Сары-копа, оз. Кургальджин, озера Карагандинской области: Чушка-куль, Тас-суат и другие). Так, многочисленные копки свиней среди зарослей тростника и рогоза встречались в августе и сентябре 1935 и 1941 гг. в долинах pp. Иргиза и Тургая и на ближайших к ним озерах. В июне—августе 1951 и 1952 гг. копки свиней среди этих же растений мы постоянно встречали в Центральном Казахстане на озерах Тас-суат, Сор-куль, Чушка-куль и других. У этих же озер свиньи копали корни солянок, а в прилежащей степи часто разрывали поселения степных пеструшек (Lagurus lagurus).

По нашим данным, на оз. Кургальджин с первых чисел июня кабаны начинают усиленно копать корневища тростника. Первые копки среди зарослей этого растения отмечены б июня 1947 г. С начала июля к тростнику присоединяются корневища рогоза, которые кабаны копают здесь до момента замерзания почвы. Рогоз в этом районе служит основным нажировочным кормом. В августе свиньи, живущие у оз. Кургальджин, кормятся ягодами селитрянки, но в связи с малым распространением там этого растения, они не имеют в питании кабана такого большого значения, как на юге. Все летние месяцы многочисленные копки свиней встречались на солончаках; повидимому, они здесь искали личинок насекомых. Часто копки попадались на лугах, где свиньи выкапывали и поедали вместе с корнями тимофеевку и клевер.

Осенью 1946 г. на оз. Кургальджин было массовое размножение водяных крыс, закончившееся интенсивной эпизоотией туляремии. В эту осень, а также весной 1947 г., свиньи усиленно охотились на этих грызунов, раскапывая их колонии, а также поедали трупы зверьков, погибших на поверхности. Нам встречались участки площадью в несколько гектаров, на которых свиньи разрыли все норы крыс. Кроме хозяев нор, поедались и их запасы.

В июне 1947 г., когда появилось много комаров, кабаны-самцы, яловые свиньи и часть подсвинков, жившие ранее в тростниках у оз. Кургальджин, вышли в прилежащую степь (часто за несколько километров от воды) и здесь держались на гривах, специально охотясь на степных пеструшек. В это время постоянно встречались поселения пеструшек, в которых кабан аккуратно вскрыл все ходы до гнезда, которое обычно выбрасывал на поверхность земли. Одиночные кабаны, охотившиеся за пеструшками, наблюдались 6, 15, 18 и 20 июня. Охотясь за пеструшками, свиньи обычно ходят по старым дорогам и тропам, возле которых концентрируются поселения этих грызунов.

В описываемом районе весной, судя по следам, кабаны часто разоряют гнезда серых ворон, построенные на низких кустах селитрянки, причем гнездо остается не сорванным, а лишь слегка наклоненным.

Охотясь за насекомыми и их личинками, а также грызунами, •свиньи переворачивают сухие кучи тростника и рогоза, нанесенные «весенним половодьем в степь.

Зимой в районе оз. Кургальджин свиньи держатся в заломах тростника, где снег не закрывает почву, и кормятся здесь сюйрюком, а также копают корневища тростника и рогоза на торфянистых, слабо промерзших почвах. В конце зимы запасы вышеуказанных кормов истощаются, поэтому, по словам охотоведа И. В. Руклевско- го, у кабанов, добытых ранней весной, в желудках были сухие стебли тростника и мелких злаков, и лишь в небольшом количестве корневища тростника. Добытые звери были очень истощенными.

В мелкосопочнике Казахского нагорья, в небольших горах Бет- пак-Далы (горы Джамбыл, Байгара) и в Чу-Илийских горах в мае свиньи держатся по ущельям с пологими склонами. Здесь их копки нами встречались по всем склонам от дна ущелья до верха, чаще же близ ручья или речки, текущей по дну. Свиньи здесь нередко роются среди острого щебня из сланцев. В горах Джамбыл в конце мая 1952 г. свиньи в основном кормились луковицами тюльпана (Tulipa sp.) и корневищами горечавки Оливера (Genliana Olivieri).

Чтобы закончить описание питания диких свиней по отдельным районам, следует еще остановиться на их кормах в горах Заилийского Алатау. Так, по данным Б. А. Белослюдова, в еловых лесах Тау-Чилика летом и осенью кабаны кормятся разнотравьем, поедая в основном зеленые части растений и реже — корневые. У трех кабанов, добытых в Тау-Чилике 28 сентября 1940 г., в желудках обнаружены следующие корма:

Таблица 6

 

Названий растения или

Какая часть

Обилие данного корма

 

животного

поедалась

в желудке

1

Герань—Geranium collinum

листья и корневища

большое количество

2

Тюльпан Колпаковского—Tulipa Kolpakowskiana

луковицы

*

3

Греча-Polygonum niteiis

корневища

мало

4

Манжетка—Alchimilla sp.

корни

мало

5

Одуванчик—Taraxacum sp.

и

большое количество

6

Лук—Allium sp. Жуки

луковицы

мало

7

 

мало

 

Мышевидные грызуны

 

мало

Q

Глинистая масса

 

15—30 % от всего содержимого

В 1940 г. в горах Заилийского Алатау было массовое размножение мышевидных грызунов, поэтому они часто служили добычей для кабана. В этом году свиньи специально охотились за грызунами, раскапывая их колонии. В желудках двух кабанов, добытых 14 октября 1940 г., найдено: у одного — 6 грызунов, у второго — 4. Обнаруженные грызуны относились к четырем видам, а именно: мышевке тяньшанской (Sicista tianschanica), обыкновенной полевке (Microtias arvalis), узкочерепной полевке (М. gregalis) и слепушонке .(Ellobius talpinus). Пойманных мелких грызунов кабан заглатывает целиком, предварительно раздавив их зубами в лепешку.

Осенью среди кормов кабана, живущего в горах, начинают преобладать подземные части растений, которые зимой становятся основой его питания (см. табл. 7).

Таблица 7

Состав кормов кабана по сезонам года (в ).

Заилийский Алатау

Месяцы | Типы питания

1

1

11

III

IV

V

VI

VII

VIII

 

IX

X

XI

XII

Питание наземными час

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

тями растений

4

7

12

40

68

55

76

53

20

10

Питание подземными

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

частями растений

96

93

88

60

32

45

24

47

80

90

100

100

Кабаны, появляющиеся иногда летом на альпийских лугах, кормятся там, копая луковицы, корни и корневища, а также собирают наземных моллюсков и червей.

Свиньи, живущие на северных склонах Заилийского Ала'тау, осенью в большом количестве поедают опавшие дикие яблоки и ночью спускаются на прилавки, где кормятся картофелем.

В отрогах Таласского Алатау на Пскемском и Угамском хребтах, а также на Каратау, корма кабана особенно разнообразны. На первых двух хребтах кабан кормится грецкими орехами, фисташкой и ^многочисленными плодами диких фруктов (алычей, яблоками и др.). На Каратау местами питаются дикими фруктами.

Кабаны, являясь в основном растительноядными животными, при определенных условиях в большом количестве поедают падаль и живых животных, становясь настоящими хищниками. О поедании кабаном в большом количестве саранчи и мышевидных грызунов, особенно в годы массового размножения последних, говорилось выше. По наблюдениям Б. К. Штегмана (1949), в низовьях р. Или кабан часто раскапывает барханы в поисках крупных жуков и их личинок, в основном хрущей и чернотелок. Несколько раз кабан разрывал норы песчанок. Известно еще много случаев питания кабана животными кормами. Например, в долине р. Чилика (Алма- Атинская область) в 1931 г., во время массовой гибели скота от ящура и других инфекций, свиньи часто кормились трупами павших животных.

В низовьях р. Или, в апреле, свиньи регулярно посещали большую колонию грачей и ели птенцов, выпавших из гнезд. Они также заходили в колонии белых и серых цапель, квакв и бакланов, подбирая выпавших и выброшенных (ранее погибших) птенцов и рыбу, оброненную птицами. По наблюдениям Ю. А. Исакова (1951), в дельте Волги кабаны постоянно бродят в птичьих колониях, подбирая рыбу, выпавшую из гнезд бакланов.

В дельте р. Или, по сведениям В. Овчинникова, кабан съедает ондатр, вышедших на поверхность льда или спрятавшихся в купаЛ* В 1953 г. в желудках трех кабанов, добытых зимой, он нашел ондатру. Нами остатки ондатры в желудке свиньи найдены 24 апреля.

Кабан иногда съедает зайцев-песчаников, попавших в петли. Случаи поедания зайцев, попавших в петли, мною отмечены в низовьях р. Или в январе 1940 г. В долине этой же реки мы несколько раз наблюдали, как кабаны охотились за подранками фазанов. Встретив на снегу свежий след фазана, со следами крови, кабан начинал его тропить, пользуясь прекрасно развитым чутьем. Пройдя по таким следам 100—200 метров, обычно находишь остатки птицы, съеденной свиньей. Например, 17 декабря 1950 г. я встретил следы свиньи с двумя поросятами. Выйдя на след фазана-подранка, свинья начала его тропить и вскоре поймала и съела. При известных обстоятельствах кабаны нападают и на крупных животных. В суровую зиму 1883—1884 гг., отличавшуюся на северном побережье оз. Балхаш чрезвычайно высоким снежным покровом, у казахов гибло много скота от бескормицы. По словам А. М. Никольского (1885) в эту зиму «кабаны, во множестве жившие в этих местах, нападали на изнуренных овец и ели их, не уступая в алчности волкам. И это был не единичный случай, но общее бедствие». Подобные же сведения приводятся И. К. Шпота (1928). По данным этого автора, летом и осенью 1927 г. в тугаях р. Сыр-Дарьи появились в большом количестве кабаны. На почве ли голода, или по другим причинам, они стали нападать на стада овец, похищая ягнят. В местности Ба- иркум по Сыр-Дарье крупный кабан регулярно являлся в стадо и нападал на ягнят. Во многих местах у этой реки казахи боялись пускать в тугаи овец.

Приведенные выше сведения о хищничестве кабанов в Казахстане подтверждаются наблюдениями, сделанными в Западной Европе, в Белоруссии и на Кавказе. Например, Е. Бихнер (1905) писал: «При известных обстоятельствах дикие свиньи могут превратиться в настоящих хищных животных, так как нападают на телят диких жвачных, преследуют подстреленных или истощенных бескормицей оленей, ланей и косуль, а в случае крайней нужды пожирают и собственных поросят».

По наблюдениям Г. Карцева (1903), в Беловежской пуще «натолкнется кабан на гнездо глухарки, тетерки, рябчика ... все яйца будут разбиты и съедены; найдет он новорожденного олененка, лосенка, козленка... нет ему пощады; даже за взрослыми, но слабыми, больными экземплярами и за подранками кабаны успешно очотятся, уподобляясь хищникам. Павший зверь немедленно поедается кабанами. Они очень чутьисты и, как гробовщики, появляются тотчас там, где есть падаль». В 1902 г. в течение суток кабаны съели в пуще раненого оленя.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2018