Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Из тростников у озер и речек кабанов иногда изгоняют пожары и весенние паводки.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Кабан экология и хозяйственное значение.

Из тростников у озер и речек кабанов иногда изгоняют пожары и весенние паводки.

Например, после сильного пожара, бывшего вокруг оз. Кургальджин в конце лета 1940 г., кабаны перешли на оз. Бес-Челкар, Асау-Балык и на речки Кон и Кулан-Утмес.

В центральной части Казахстана кабаны встречаются летом и зимой не только в тростниках, но и в густых зарослях из тала, шиповника, жимолости и других кустарников, узкой полосой растущих по берегам степных речек (pp. Нура, Кон, Турган и других). Например, В. А. Крафт, пролетая на самолете 3 марта 1949 г. над долиной р. Кон, видел джатаки кабанов с лежавшими в них зверями в густых прибрежных зарослях тала. От джатаков во все стороны шли тропы, вскоре терявшиеся под заломами тростника.

В зонах пустынь и полупустынь кабаны круглый год встречаются в песках Муюн-кум (сарысуйских), Джеты-конур, Джидели и других. Они там держатся в глубоких котловинах между песчаными буграми, на дне которых иногда бывают небольшие озерки. Эти водоемчики вокруг густо зарастают тростником, талом и отдельными деревьями джиды. Точно такие же заросли встречаются в котловинах, где озерков нет, но близко находится подпочвенная вода. В котловинах кабаны роют корневища тростника, а на песках корни ферул и других растений.

В восточной части равнинного Казахстана кабаны раньше были обычны в пойменных лесах Иртыша, а также в ленточных сосновных борах, где они держались в труднопроходимых заболоченных березе во-осиновых лесках — «сограх», расположенных в котловинах и у мелких озер — «балхашей», поросших по берегам тростником и рогозом.

Наконец, следует еще отметить, что в Казахской складчатой стране кабаны живут в невысоких горах Чиигиз-тау, Каркаралинских, Кент, Дельбегетай и других, где держатся по заболоченным долинкам, густо заросшим осиной, березой, шиповником и другими кустар никами на высоте 500—800 м над у. м. Известно, что в поисках корма они приходят сюда с р. Аягуза и хр. Тарбагатай, проходя по прямой 400—500 км.

Кроме равнинной части Казахстана кабаны круглый год живут в высоких горах, ограничивающих эту страну с юга. Например, в Заилийском Алатау летом, начиная с мая, этот зверь встречается от «прилавковой степи» (1000 м над у. м.) до альпийских лугов включительно (3 000—3 500 м над у. м.), но чаще всего его можно встретить в еловом лесу и в субальпийском поясе (2 000—3 000 м над у. м.), где разнотравье достигает особенно пышного развития. Обычен кабан летом и в зарослях арчи. По мере того, как в поясе лиственного леса начинают созревать урюк и яблоки, что бывает в августе—сентябре, часть кабанов спускается сюда и по ночам кормится этими плодами. Так, в большом количестве кабаны появились осенью 1951 г. в ущелье Малой Алматинки, в связи с обильным там урожаем диких яблок. В это же время они начинают посещать хлебные поля и огороды, предпочитая из них посевы овса и посадки картофеля. В поясе лиственного леса кабаны держатся до глубокой осени. С установлением в горах высокого снежного покрова, что наблюдается обычно в декабре, часть зверей спускается на равнину, где они зимуют в низовьях горных речек, заросших тростником, и в долине р. Или. По свидетельству старожилов, подобные кочевки кабаны совершали часто, но с заселением подгорной зоны человеком вертикальные сезонные перемещения описываемого зверя значительно сократились. Другая часть кабанов, оставшихся в горах, поднимается вверх в арчевники. где всю зиму кормится на южных солнцепечных склонах. В связи с этим следует отметить, что в Заилийском Алатау самый мощный снежный покров наблюдается в поясе елового леса, особенно на склонах северной экспозиции — «сиверах», тогда как на солнцепеках — «кунгеях» снег отсутствует почти всю зиму до высоты 3 000—3 200 м над у. м. Например, в щели Марал-сай по левому Талгару и в других щелях кабаны ежегодно остаются на зиму. В 1946 г., несмотря на обилие снега, часть кабанов всю зиму не уходила из ельников и арчевников. Но в исключительно многоснежные зимы, например, в 1936—1937 гг., в горах почти не оставалось кабанов, за исключением отдельных особей, зимовавших в их нижних поясах (М. Д. Зверев и А. А. Келейников, 1947), в то же время в тугаях горных речек и в долине р. Или количество описываемых зверей возросло в 3—4 раза.

На солнцепеках кабан копает корни, клубни и луковицы различных ксерофитов, зарослями же арчи пользуется как убежищем. Иногда они копаются и на дне заболоченных долинок, часто сильно заснеженных.

По мнению Б. А. Белослюдова, изучавшего кабана в урочище Тау-Чилик, лучшие условия для зимовки этот зверь находит в нижней части пояса елового леса или в прилавковой степи.

Кабаны, спустившиеся с гор Зэилийского Алатау на зимовку в равнину, в своем большинстве остаются там до марта—мая. Весной, по мере таяния снега на северных склонах, они начинают постепенно подниматься вверх. Например, в раннюю весну 1946 г. откочевка кабана в горы наблюдалась уже 30 марта.

В условиях, сходных с только что описанными, кабан живет в Джунгарском Алатау, хр. Кетмень и Терскей Алатау и здесь также совершает сезонные кочевки. Так. еще С. Алфераки (1891) писал, что летом кабаны из долины р. Или уходят в горы Боро-Хоро и Тянь- Шань, поднимаясь на высоту 10 000 футов (3 000 м). На хр. Терскей Алатау А. Н. Северцов (1873) встретил кабанов в верховьях р. Нары- на, на высоте «больше 11 000 футов» (около 3 300 м).

По данным Р. М. Зиминой (1953), в Терскей Алатау кабаны летом иногда заходят на субальпийские луга, где кормятся луковицами и корневищами, а отдыхают в зарослях арчи. С установлением высокого снежного покрова свиньи из высокогорья спускаются вниз.

Широко кочуют и кабаны, живущие в Таласском Алатау. Например, следы их неоднократно отмечали там на субальпийских лугах в сентябре и в более высоких поясах. По дну каньонов и другим долинам кабаны проникают в яблочники и еще ниже, в предгорную степь. В Аксу-Джебаглинском заповеднике, расположенном в описываемых горах, по данным Л. М. Шульпина (1948), кочевки этого зверя носят вполне правильный характер. Зимой кабан концентрируется в нижних частях ущелий и далеко спускается по каньону р. Аксу. Основным местообитанием его там является тугай и солнцепечные склоны. Весной кабаны кормятся почти исключительно на обтаявших солнцепеках и начинают подниматься вверх по склонам, особенно секачи. Супоросные матки избегают подниматься кверху и держатся в горном тугае и на влажных северных склонах. Ко времени созревания яблок большинство свиней опять спускается вниз в яблочники. Вышеприведенные наблюдения подтверждаются и В. В. Шевченко, который долго работал в заповеднике. По его данным, часть кабанов из Таласского Алатау на зиму уходит в хр. Каратау, проходя по прямой 100—150 и более километров.

Кабаны, зимующие на хр. Каратау, в многоснежные зимы спускаются с гор и идут к долине Сыр-Дарьи. Подобный переход наблюдался в зиму 1949—1950 гг., когда кабаны, уходя от высокого снега в горах, появились на равние Туркестанского района Южно-Казахстанской области и шли к реке (А. К. Пинчук). В зиму 1951—1952 гг. вторично наблюдался подход кабанов к Сыр-Дарье в районе ст. Бер- казань с хр. Каратау и оз. Тели-куль (В. И. Эверт). Известны и обратные кочевки. Например, летом 1953 г. в хр. Каратау, в урочище Кара-Бостан (Чаяновский район, Южно-Казахстанской области) наблюдалось значительное увеличение числа кабанов за счет их перехода с Сыр-Дарьи (Ф. Д. Шапошников).

Иногда кабаны начинают спускаться с гор еще летом. Так, в 1954 г. в период с конца июля и до начала сентября отмечен переход этих зверей с хр. Тарбагатай в сторону Алакульской котловины. Подобный же переход описываемых зверей наблюдался 4—5 лет тому назад (В. В. Камчаткин). Причины их пока не ясны.

Постоянные кочевки характерны и для кабана, живущего за пределами Казахстана.

Сводка сведений по этому вопросу недавно сделана А. А. Наси- мовичем (1955). Поданным указанного исследователя (1939), «из всех копытных, населяющих Западный Кавказ, это наиболее кочевой зверь, места концентрации которого год от года и сезон от сезона сильно меняются в зависимости от урожая кормов». На Кавказе, как и в горах Казахстана, большая часть кабанов зимой спускается вниз, спасаясь от высокого снежного покрова, а уже в марте отмечается обратная их откочевка. Летом они поднимаются там до альпийских лугов и лишь во второй половине августа, когда начинают созревать фрукты, спускаются ниже. По мнению В. Г. Гептнера и А. Н. Формозова (1941), в Дагестане количество свиней зависит от обилия их кормов, главным образом желудей. По сообщению этих исследователей, «кочевки кабана к зиме с гор на равнину имеют место во всех прилегающих к горам частях Дагестана и распространяются довольно далеко».

Сезонные кочевки кабана на Кавказе и в Закавказье сходным образом описывают и многие другие исследователи (см. А. А. Насимович, 1955).

На Дальнем Востоке, на хр. Сихотэ-Алинь, распределение кабана стоит в прямой связи с обилием урожая семян кедра и дуба в различных природных комплексах, с распространением больших площадей хвощевников, а также с высотой снежного покрова. Ежегодно там осенью и в начале зимы часть кабанов откочевывает к главной оси Сихотэ-Алиня из полосы предгорий, а весной возвращается обратно. Причины кочевок — недостаток семян кедра и дуба в полосе предгорий. Со второй половины зимы большие передвижения кабанов прекращаются в связи с установлением высокого снежного покрова.

По словам Н. В. Ракова, в годы неурожая кормов для кабана в центральной части Сихотэ-Алиня и по всему Приморью неоднократно отмечались массовые миграции описываемого нами зверя в позд- не-осенний и зимний периоды. Мигрировавшие кабаны шли в самых разнообразных направлениях. Например, известна миграция кабана вдоль берега моря в 1932 г., переселение их в 1933 г. с западных склонов Сихотэ-Алиня на восточные. Во время этих миграций кабаны попадают в пределы несвойственных им районов с северной флорой и обычно в массе гибнут в глубоких снегах от истощения. Охотник А. С. Кялундзига в декабре 1933 г. нашел в верховьях р. Арму близ гольца Хондо-Дынза 9 павших кабанов, из них 3 взрослых. Звери найдены в разных местах и пали от истощения. По мнению указанного охотника, кабаны попали туда с верховьев р. Бикина, где был неурожай кормов. По словам местных охотников (А. С. Кялундзига, М. Сигды, А. И. Куклина, А. Ф. Козина) непериодическим миграциям кабана всегда предшествует неурожай семян кедра и дуба, охватывающий большие площади, например, бассейн р. Бикина.

Широкие сезонные кочевки кабанов в связи с урожаями их основных кормов и распределением снежного покрова на Сихотэ-Алине и в прилежащих районах описал А. А. Насимович (1955). По наблюдениям К. Г. Абрамова (1954), на Сихотэ-Алине зимние кочевки кабанов во многом еще зависят от направления и силы ветров. Зимой на восточных склонах этих гор господствуют сильные северозападные ветры, способствующие опадению кедровых шишек. Ввиду этого зимние кормовые условия для кабанов здесь лучше, чем в кедрачах на западных склонах, где при тихой погоде шишки долго висят на деревьях; основная масса их опадает только весной. В поисках опавших шишек кабаны переходят из участка в участок, разыскивая районы, где недавно был сильный ветер.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2018