Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 ЧТО ДАЕТ НАМ МАРКИРОВКА ГЕНЕТИЧЕСКИ МОДИФИЦИРОВАННЫХ ПРОДУКТОВ, ИХ ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ.
(2 голоса, среднее 3.50 из 5)
Статьи - Генетически модифицированные организмы.

ЧТО ДАЕТ НАМ МАРКИРОВКА ГЕНЕТИЧЕСКИ МОДИФИЦИРОВАННЫХ ПРОДУКТОВ, ИХ ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ.

В качестве одного из элементов государственного регулирования генно-инженерной деятельности многие склонны рассматривать маркировку генетически модифицированных продуктов. Многие, но не все. Например, в США, где, как известно, о ГМО не ведут пустых разговоров, а уже почти десять лет спокойно потребляют их, маркировка таких продуктов не принята. В связи с этим есть смысл прислушаться к аргументам американцев по этому вопросу. В соответствии с законодательством США (так же как и других стран, в том числе и Беларуси) маркировке подлежат продукты, которые могут быть небезопасны для отдельных групп населения или если они имеют какие-либо особенности, отличающие их от большинства аналогичных продуктов. Так, на этикетках бутылок с вином можно найти надпись, предупреждающую, что потребление этого продукта не рекомендовано детям, беременным и кормящим женщинам, водителям транспортных средств, людям с заболеваниями нервной системы. На упаковках сигарет присутствует грозное предупреждение: «Курение опасно для здоровья!» Если в хлеб добавили каротин или витамин С, то об этом тоже должна быть соответствующая информация, поскольку эти добавки сказываются на потребительских качествах продукта. Помимо всего названного выше, на этикетках продуктов питания должна быть представлена информации о составе продукта и его пищевой ценности. (Иногда эта информация просто потрясает. На баночках со сметаной можно прочитать: «состав: сливки из коровьего молока, молочнокислые бактерии».)

Возникает вопрос, что писать на этикетках для продуктов питания, полученных из ГМО?

Ведь подавляющее большинство их на сто процентов идентично обычным продуктам, что в первую очередь касается переработанных продуктов. Не назовешь же воду, выпаренную из ГМО, «трансгенной». Тогда почему это можно делать по отношению к маслу, крахмалу, которые не содержат ни ДНК, ни белков? Если масло из генетически модифицированных рапса или сои имеет более высокие качественные характеристики, то это следует отразить на этикетке продукта, если нет, то ничего писать не надо, считают чиновники в области биобезопасности из США. И в их логике, согласитесь, есть резон.

В странах, где маркировка ГМ-продуктов закреплена законом (большинство, если не все европейские страны, в том числе Россия, Беларусь), на этикетках таких продуктов просто указывают (или должны указывать), что продукт содержит компоненты из генетически модифицированных источников. О чем нас, потребителей, информирует эта надпись, о чем предупреждает? Ответ, если быть беспристрастным, простой: о методе селекции, с помощью которого выведены сорта растений, являющиеся этими самыми источниками. И все. Что это за ГМ-источники, чем они отличаются, опасны ли они для здоровья каких-либо групп населения? Об этом — ни слова. Большинство со мной не согласится. Ну как же? Это очень важная информация. Она дает нам право выбора: есть или не есть. Однако тут уже возникает вопрос у меня: выбора между чем? Выбирать можно только в том случае, если существуют хоть какие-то различия. А если их нет, то и выбирать не из чего.

Мне могут возразить: выбирая обычные продукты, а не ГМО, мы выбираем то, что считаем более безопасным. Я не случайно выделил в предыдущем предложении слово считаем. Действительно, значительная часть населения считает ГМО опасными для здоровья, несмотря на то что объективные научные данные свидетельствуют об обратном. Специалисты же в области гигиены питания с мировым именем убеждены, что генетически модифицированные продукты менее опасны для здоровья по сравнению с обычными, поскольку ни один обычный сорт не проходит такой тщательной проверки на безопасность, как это делают с трансгенными сортами. Практически мы подошли к сути проблемы выбора между ГМО и неГМО. На самом деле речь идет о доверии к государству: способно оно обеспечить безопасность продуктов питания или нет.

Психология обывателя проста. Самому разобраться во всех этих научных или псевдонаучных спорах не так уж и просто, а некоторым и вовсе не под силу. Ну а коль кто-то где-то сказал, что ГМО опасно, значит, нет дыма без огня. И так было всегда. Вспомним историю: и кофе принимали в свое время в штыки, а против внедрения картофеля боролись не на жизнь, а на смерть. Со временем все станет на свои места. Практически на все продукты придется вешать пресловутую ГМ-метку, поскольку большинство сортов сельскохозяйственных растений будут генно-инженерными. Прогресс остановить невозможно.

Идея маркировки генетически модифицированных продуктов родилась в Европе как компромиссный вариант решения проблемы восприятия населением генетической инженерии и ее достижений.

Иного выхода не было! В условиях резкого неприятия ГМО жителями европейских стран (о некоторых причинах этого кризиса говорилось выше), когда меры убеждения с позиций здравого смысла и на основе объективной научной информации оказались неэффективными, пришлось пойти на этот шаг, то есть предоставить право выбора. Если доверяешь государству или сам сумел разобраться, что к чему, то потребляешь ГМО, если нет, то предпочитаешь с ними не связываться. Казалось бы, такое решение устроило всех. Но при его претворении в жизнь возникли проблемы.

Как мы уже отмечали, американцы свои ГМО не маркируют, и делать это специально для упрямых европейцев практичные янки считают процедурой бессмысленной. К тому же в этом случае появляются немалые дополнительные издержки производства (на раздельную уборку, хранение и транспортировку), что делает генетически модифицированную продукцию менее конкурентоспособной. Поэтому американцы предпочитают все смешивать. В самой Европе задумались, как же на практике обеспечить маркировку ГМ-продуктов. Мало написать закон, надо, чтобы он выполнялся. А производителям продукции он явно поперек горла. Отсюда возникает желание его не соблюдать. Однако за руку нарушителей поймать весьма сложно, а часто и невозможно. Большинство генетически модифицированных продуктов абсолютно идентичны обычным: попробуй разберись, содержат они ГМО или нет. Мобилизовали на эту проблему науку. Ученые и рады стараться: грандиозные по сложности проблемы, возможность получить весьма солидные, в смысле зарплаты, оборудования и реактивов, гранты. Что еще надо? Методы обнаружения даже единичных фрагментов ДНК, содержащих последовательности нуклеотидов, характерные для определенных трансгенных конструкций, были разработаны. Теперь в любом продукте, где сохранилась ДНК, можно найти трансген! Трепещите, нарушители закона о маркировке...

Правда, не самый совершенный прибор для анализа ДНК стоит около пяти тысяч долларов, реактивы также весьма дорогие, да и анализу подлежат практически все продукты, где могут быть ГМО, а их уже немалое количество, которое будет постоянно возрастать. Значит, надо создавать сеть аккредитованных (имеющих право проводить анализы) лабораторий, то есть выделять для них помещения, оборудовать их, ремонтировать, закупать приборы и реактивы, оплачивать коммунальные услуги, набирать и обучать персонал, платить ему зарплату...

Но ведь существуют продукты, полученные из ГМО, которые не содержат ни ДНК, ни белков (растительные масла, крахмал, сахар и т.д.). Как быть с ними? Оказывается, если проанализировать документацию производителя, то можно проследить всю цепочку их получения — от сырья до конечного продукта. Если в документах написано, что сырье получено из трансгенного сорта, то на конечном продукте должна быть соответствующая бирка. Однако для того, чтобы таким образом обеспечить выполнение закона о маркировке ГМ-продуктов, необходимо иметь целую армию чиновников-детективов, которых надо обеспечить рабочими местами, зарплатой и средствами на проезд к месту предполагаемого «преступления».

А теперь, уважаемый читатель, прикиньте, сколько стоит повесить на продукт бирку с «судьбоносной» информацией. Думается, что для соблюдения законодательства Европейского Союза о ГМ продуктах питания не хватит всего их национального дохода. И все ради чего? Чтобы обеспечить право выбора, но отнюдь не безопасность здоровья народа, как кое-кто думает. Ведь маркировка ГМ-продуктов к их безопасности никакого отношения не имеет.

Далее, поставьте себя на место нарушителя. Допустим, поймали его на том, что он не промаркировал ГМ-продукт. Значит, он заслуживает самого серьезного наказания: штрафа, а то и тюрьмы. Но возникает вопрос: за что? Разве он поставил под угрозу здоровье населения? Нет, поскольку ГМ-продукты могут быть произведены только из сортов растений, прошедших тщательную оценку на биобезопасность. С другой стороны, что делать с «вещественными доказательствами» преступления (непромаркированными ГМ-продуктами)? Уничтожить, утилизировать как отходы (есть такие предложения в законодательство Беларуси)? А разумно ли это? Ведь речь идет об абсолютно качественных и безопасных продуктах. Так даже с протухшей колбасой не поступают.

Автор этой книги попытался дать читателю представление о том, каким образом, исходя из принципа принятия мер предосторожности, обеспечивается безопасность ГМО. Здесь мне хотелось бы особо отметить, что все описанные процедуры выполняют в процессе создания и испытания трансгенного сорта до момента его государственной регистрации (помещения на рынок, по терминологии законодательства западных стран). Генетически модифицированный сорт может быть зарегистрирован, а значит, и официально допущен к хозяйственному использованию только в том случае, если будут представлены убедительные научные данные по результатам его испытания, показывающие, что он не несет рисков для здоровья человека и окружающей среды или что эти риски сопоставимы с теми, которые характерны для обычных, нетрансгенных сортов.

Дальнейшие анализы, например, продуктов питания, полученных из трансгенных сортов, официально зарегистрированных и допущенных к использованию в хозяйственной деятельности, никто не делает.

Точнее, их могут анализировать на присутствие болезнетворных микроорганизмов, тяжелых металлов, остатков пестицидов, антибиотиков и т.д. Но эта процедура обязательна для всех продуктов питания, как из генетически модифицированных организмов, так и обычных. Каких-то специальных санитарных требований, касающихся ГМО, нет и быть не может. Надеюсь, читатель уже догадывается, почему. Еще раз повторю: потому, что большинство ГМ-продуктов абсолютно идентичны обычным; потому, что ГМ-сорта в ходе создания и испытания проходят всестороннюю оценку на биобезопасность; потому, что невозможно проанализировать по показателям, применяемым при их оценке безопасности, даже миллионную долю продуктов, которую можно произвести из этих сортов.

Обеспечить безопасность ГМ-продуктов можно только одним способом: использовать для их производства безопасные генетически модифицированные сорта, а именно, с юридической точки зрения, сорта, официально допущенные к использованию в хозяйственной деятельности. Впрочем, появление на рынке других, опасных для здоровья сортов маловероятно. Технология их получения слишком сложная, что исключает возможность получить ГМ-сорт, например, на дачном участке путем применения каких-либо химикатов, как думают некоторые. Это по силам только крупным фирмам, способным вложить в научные разработки миллионы, сотни миллионов долларов. А такие фирмы, разумеется, не станут рисковать своей репутацией, выпуская на рынок непроверенные до конца сорта. Особенно в современных условиях, когда малейшее подозрение на опасность ГМО для здоровья человека или окружающей среды звучит как приговор (вспомним ситуацию с трансгеном от бразильского ореха).

Все биохимические анализы предполагаемых ГМ-продуктов, которые выполняют в европейских странах и которые собираются делать в Беларуси в соответствии с постановлением главного санитарного врача республики от 2 сентября 2003 года № 116, имеют целью определить наличие ГМ-компонентов в продукте и их долю в продукте (если менее одного или двух процентов, то можно не маркировать). Таким образом, все это делается не в целях обеспечения безопасности здоровья населения, а исключительно для соблюдения правил маркировки ГМ-продуктов, то есть для информирования населения, чтобы оно имело возможность реализовать свое законное право выбора.

В соответствии с названным постановлением с 1 января 2004 года вводится также обязательная государственная гигиеническая регламентация и регистрация продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также компонентов (фрагментов) для их производства, полученных из или с использованием генетически модифицированных источников, при содержании последних 2% и более. Утвержденный перечень такого сырья и продуктов, подлежащих обязательным лабораторным испытаниям на наличие генетически модифицированных источников (компонентов), включает сою и продукты ее переработки (соевые бобы, соевые проростки, концентрат, изолят, гидролизат соевого белка, соевую муку и т.д., всего 17 наименований), кукурузу и продукты ее переработки (5 наименований), картофель и картофе-лепродукты (И наименований), томаты и продукты из томатов (5 наименований), кабачки, дыни, папайю, цикорий, пищевые и биологически активные добавки к пище и продукты детского, диетического или лечебно-профилактического питания, произведенные из или с использованием генетически модифицированных источников. Установлено, что настоящее постановление не распространяется на продовольственное сырье и пищевые продукты, полученные из или с использованием генетически модифицированных источников, не содержащих ДНК и белка.

Согласно постановлению, обязательным документом, дающим право производства и оборота такого сырья и продуктов, является удостоверение о его государственной гигиенической регистрации. Учреждениям Министерства здравоохранения Республики Беларусь, осуществляющим проведение государственной гигиенической регистрации, предписано обеспечить проведение его государственной гигиенической регламентации и регистрации. Выдачу удостоверений о государственной гигиенической регистрации, до организации проведения лабораторных испытаний на наличие генетически модифицированных источников (компонентов), проводить по сопроводительным документам, представляемым производителем (поставщиком) продукции. Постановлением запрещается оборот продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также компонентов (фрагментов) для их производства, полученных из или с использованием генетически модифицированных источников, не имеющих соответствующей маркировки.

Как видим, грандиозную задачу поставил перед своими подчиненными главный санитарный врач нашей страны. Можно представить, сколько понадобится средств для ее претворения в жизнь, между прочим, бюджетных средств, то есть денег, заработанных нашими налогоплательщиками. Ведь надо анализировать все «подозрительные» продукты, которых уже сейчас более пятидесяти наименований. Возникает только один вопрос: стоит ли игра свеч? Ради какой большой цели будут загублены гигантские суммы народных денег?

Беларусь, оказывается, пошла вслед за Россией еще дальше Европы в защите прав потребителей на владение информацией о методах селекции растений, инициировав фантастический по своим масштабам бумагооборот в виде документов о генетически модифицированных организмах и связанный с ним рост числа чиновников, хождений предпринимателей к этим чиновникам и т.д.

Между прочим, согласно постановлению Совета Министров Республики Беларусь (1993 г., №517), обязательная государственная регистрация и регламентация была введена с целью «выявления свойств продукции, представляющих опасность для здоровья и жизни человека, и оценки соответствия продукции, условий ее изготовления и оборота требованиям санитарных правил, норм и гигиенических нормативов, предотвращения вредного воздействия продукции на здоровье человека при ее производстве и использовании». Непонятно, что собираются делать наши медики с ГМО в контексте этой цели, кроме их обнаружения в продуктах питания и сбора бумаг с их характеристиками.

К сожалению, одной из основных наших бед является недостаточная научная и экономическая обоснованность многих весьма дорогостоящих государственных решений, которые тяжелым бременем ложатся на экономику страны.

Бесспорно, право граждан на получение информации надо уважать. Но настолько ли важна эта информация, чтобы тратить на соблюдение этого права столько средств? Понятно, что западноевропейские страны вынуждены это делать (обеспечивать маркировку ГМО), точнее, имитировать бурную деятельность в данном направлении, поскольку реализовать в полной мере соблюдение законодательства, принятого в отношении генетически модифицированных организмов, не под силу даже им. В этих странах в результате неумной активности определенных групп сложилось крайне негативное отношение населения к генетически модифицированным организмам, то есть возникла ситуация, которую необходимо каким-то образом менять. Но в Беларуси положение совсем иное. До перепроизводства сельхозпродукции нам пока еще далеко. Серьезных «проколов» в деятельности наших санитарных служб отмечено не было. У нас совсем другой менталитет населения, среди которого немногие информированы о генетически модифицированных организмах. Надо дать людям возможность самим решить, а не чиновникам, на что лучше потратить свои кровные деньги: на бирки для генетически модифицированных организмов или, скажем, на закупку дефицитных лекарств.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2016