Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 КАПСКОЕ ЦАРСТВО (CAPENSIS)
(1 голос, среднее 3.00 из 5)
Статьи - Флорестические области земли

КАПСКОЕ ЦАРСТВО (CAPENSIS)

Капское царство — самое маленькое среди флористи­ческих царств Земли, но благодаря исключительному своеобразию его флоры и самостоятельности ее развития все фитогеографы единодушно отделяют его от остальной Африки.

В царстве лишь одна область.

КАПСКАЯ ОБЛАСТЬ

В Капскую область входит южная оконечность Африки от окре­стностей Кланвильяма на западе до окрестностей Порт-Элизабет на востоке.

Флора этой небольшой по размерам области необыкновенно богата (около 7000 видов) [1] и насчитывает 7 эндемичных семейств — Grubbiaceae, Roridulaceae, Bruniaceae, Penaeaceae, Greyiaceae, Geisso- lomataceae и Retziaceae. Более 280 родов имеют своим центром Капскую область, а более 210 из них (включая роды эндемичных семейств) эндемичны для области (Weimarck, 1941). Большинство эндемичных родов монотипные или олиготипные, причем система­тически наиболее изолированные роды, как правило, монотипные (Weimarck, 1941). К эндемичным родам относятся Cysticapnos, Discocapnos и Trigonocapnos (Papaveraceae), Adenogramma и Pol- poda (Aizoaceae), Leucosphaera (Amaranthaceae), 6 монотипных и олиготипных родов Brassicaceae, около 20 родов Ericaceae, Lach- nostylis (Euphorbiaceae), Cryptadenia и Lachnaea (Thymelaeaceae), 4 рода Crassulaceae, 14 родов Fabaceae, 8 родов Rutaceae, Arctopus, Hermas и Rhyticarpus (Apiaceae), Maurocenia (Celastraceae), The- sidium (Santalaceae), Mystropetalon (Balanophoraceae, род, очень изолированный в системе семейства), 14 родов Proteaceae, из них самый большой, Leucadendron, насчитывает около 80 видов (из которых один произрастает за пределами Капской области — на Драконовых горах), Orphium (Gentianaceae), Eustegia и Onci- пета (Asclepiadaceae), Carpacoce (Rubiaceae), Echiostachys и Lo- bostemon (Boraginaceae), 7 родов Scrophulariaceae, 4 рода Verbena- ceae, 6 родов Campanulaceae, около 40 родов Asteraceae, Baeometra, Dipidax и Neodregea (Liliaceae s. 1.), Amaryllis и Cybistetes (Amaryl- lidaceae), Pauridia и Spiloxene (Hypoxidaceae), 14 родов Iridaceae, 9 родов Orchidaceae, 4 рода Cyperaceae, 8 родов Restionaceae, 6 ро­дов Poaceae. Видовой эндемизм очень высокий.

Для капской флоры очень характерны виды Erica, Phylica, Cliffortia, Muraltia, Roridula, Metalasia, Stoebe, роды трибы Dios- ineae семейства Rutaceae, многочисленные Proteaceae, представлен­ные видами рода Protea и целым рядом эндемичных родов, в том числе почти эндемичным родом Leucadendron, один из видов кото­рого — серебряное дерево (L. argenteum) относится к числу наибо­лее характерных растений этой области. Многими видами пред­ставлены здесь также Pelargonium, Helichrysum, Senecio, Erio- spermum, Gasteria, Haworthia, Lachenalia, Romulea, Moraea, Ari- stea, Geisorhiza, Hesperantha, Ixia, Babiana.

Капская флора является неисчерпаемым источником декоратив­ных растений, особенно луковичных и клубненосных однодольных.

Господствующая растительность Капской области — сообще­ства вечнозеленых склерофильных кустарников (Cape sclerophyl- lous scrub). В некоторых наиболее защищенных местах ряд кустар­ников вырастает в невысокие деревья. Это говорит о том, что в прошлом растительность носила в значительной степени харак­тер скорее своеобразного «низколесья», подобно хорошо сохранив­шимся участкам средиземноморского маквиса. Вообще чисто фи­зиономическое и экологическое сходство этой растительности с маквисом довольно велико, и в литературе ее называют иногда «капским маквисом». Особенно хорошо выражен «капский маквис» в горах близ Кейптауна. Для верхнего яруса этих сообществ характерны виды Protea, Leucadendron, Leucospermum, Gymnospo- ria, а также Olea africana и некоторые другие породы, а для второго яруса — многочисленные мелкие кустарники из семейств Erica­ceae, Fabaceae, Rutaceae, Campanulaceae, Asteraceae, а также Gym- nosporia buxifolia и Asparagus capensis. Много полукустарников, крупных травянистых многолетников и особенно однодольных гео- фитов. В зимние месяцы луковичные и клубненосные геофиты покрывают местность своими яркими цветками. Злаки и Cypera­ceae немногочисленны, но очень обычны Restionaceae. Однолетники обычно немногочисленны. Склерофильная растительность содер­жит в своем составе много эндемичных видов.

На территории Капской области встречаются также отдельные участки вечнозеленых лесов, особенно хорошо выраженные в при­брежной полосе между городами Джордж на западе и Хюмансдорп на востоке. Верхний ярус в этих лесах большей частью образован Podocarpus falcatus, P. latifolius, Olea laurifolia, Olinia cymosa и нередко также другими породами (в том числе листопадным Celtis kraussiana). В нижнем ярусе чаще всего встречаются Ocotea bullata, Apodytes dimidiata, Curtisia dentata, Trichocladus crinitus, Platylophus trifoliatus, Halleria lucida, Gonioma camassi и др.' Из лиан характерны Secamone alpini и Rhoicissus capensis, из эпифитов — Peperomia retusa, а также Vittaria isoetifolia и другие папоротники. В травяном покрове выделяется крупное лютиковое Knowltonia capensis. На сырых местах встречаются крупнолистные папоротники, в том числе Cyathea dregei, Alsophila capensis, Lonchitispubescens, и Marattiafraxinea. В горах на расстоя­нии 230 км севернее Кейптауна сохранились остатки прежних лесов — небольшие рощи чистых насаждений эндемичной для этого района Widdringtonia cupressoides. Другой вид этого рода — W. schwarzii — образует редкостойные рощи в горных ущельях внутренних районов неподалеку от Книсны (Adamson, 1938; Adam- son in Haden-Guest et al., 1956; Acocks, 1953; Walter, 1968; Knapp, 1973). До XVII в., т. е. до колонизации Южной Африки европей­цами, леса занимали значительно большую площадь, а склеро- фильные кустарники, соответственно, были менее широко рас­пространены (Acocks, 1953). По мнению Дильса (Diels, 1908), леса Капского царства скорее представляют собой острова тропи- ческо-африканской флоры, продвинувшейся от Наталя, и не имеют тесной связи с собственно капской флорой, почти совершенно лишенной лесных деревьев.

В прошлом капская флора занимала в Южной Африке гораздо большую территорию, чем в настоящее время, и благодаря возра­стающей сухости климата продолжает неуклонно сокращаться, уступая место флоре Карру (Marloth, 1908; Вульф, 1944).

В сложной и далеко не во всем ясной истории флоры Кап­ской области особый интерес представляют ее связи с другими флорами южного полушария, восходящие еще к тем временам, когда Гондвана представляла собой единый материк или только начала распадаться. В этом отношении наиболее интересны се­мейства Proteaceae и Restionaceae. Из 14 эндемичных родов Protea- сеае 13 относятся к подсемейству Proteoideae и лишь один род — Brabeium (близко родственный южноамериканскому роду Panopsis и австралазиатскому роду Macadamia, — Johnson and Briggs, 1975) — к подсемейству Grevilleoideae. В то же время все 5 под­семейств представлены в Австралазии, из которых 3 (Persoonioi- deae, Sphalmioideae и Carnarvonioideae) эндемичны. Кроме того, здесь встречается 34 из 40 родов подсемейства Grevilleoideae. Наи­большее разнообразие и наиболее высокий эндемизм характерны для самой Австралии (Johnson and Briggs, 1975). Из этих и других фактов Джонсон и Бриггс делают вывод, что первичная дивер­сификация семейства происходила в той части Гондваны, которая образовала Австралазию. Расселение Proteaceae происходило до полного распада Гондваны, но до той ее части, которая соответ­ствует Южной Африке, достигли только представители двух под­семейств. Как указывают те же авторы, аналогичные выводы можно сделать также в отношении Restionaceae — другого большого «афроавстралийского» семейства. Южная Африка очень богата видами Restionaceae, но характеризуется меньшим разнообразием на более высоких таксономических уровнях, чем Австралия, где, кроме того, встречается такой сильно обособленный род, как Апаг- thia, выделяемый некоторыми в отдельное семейство Anarthiaceae. Авторы подчеркивают, что нет не только ни одного общего рода между Африкой и Австралией, но африканская группа в целом отличается от всех австралийских групп (Johnson and Briggs, 1975). Очевидно, расселение Restionaceae происходило в основном та­ким же образом, как и Proteaceae. Таким, образом, как Proteaceae, так и Restionaceae получили свое развитие в австралазиатской части Гондваны и достигли Южной Африки тогда, когда еще была возможна прямая миграционная связь между ними, о чем еще в свое время писал Е. В. Вульф (1944).

Однако есть целый ряд таких общих элементов между капской (и вообще южноафриканской) флорой и флорами Австралии, Новой Каледонии и умеренной Южной Америки, которые трудно или даже невозможно объяснить дрейфом континентов. Речь идет о таких родах, как Cunonia (1 вид в Южной Африке, 16 видов в Новой Каледонии), Metrosideros (Южная Африка — Восточная Малезия, Австралия, Новая Зеландия, Полинезия), Bulbinella (около 5 видов в Южной Африке и 6 видов в Новой Зеландии, на о. Кэмпбелл и на о-вах Окленд), Caesia (2 вида в Южной Африке, 1 вид на Мадагаскаре и 7 видов в Австралии, Тасмании и Новой Гвинее), Tetraria (38 видов в Южной Африке, 1 вид в Восточной Африке, 1 вид на о. Калимантан, 4 вида в Австра­лии). Еще труднее допустить «додрейфовое» расселение общего вида Todea barbara (Южная Африка, Австралия, Тасмания, Новая Зеландия). Вероятнее всего, расселение этих родов происходило на более поздних стадиях дрейфа континентов, начиная, вероятно, с середины позднего мела, через соединявшие их архипелаги.

В то время как виды Podocarpus, Widdringtonia, Cunoniaceae, Асаепа, Roridula, Proteaceae, Metrosideros, Phylica, Tetraria, Restio­naceae и некоторые другие компоненты капской флоры несомненно южного происхождения, многие другие, в том числе виды Celtis, Pittosporum, Cliffortia, Ilex, Olea, Muraltia, Lobostemon, Stoebe, представители подсемейства Ericoideae семейства Ericaceae и трибы Diosmeae семейства Rutaceae, имеют северноадгроисхождение (Le- vyns, 1964). Поэтому, как указывал еще Дильс (Diels, 1908), капская флора, подобно флоре Новой Зеландии, проявляет двой­ственность: с одной стороны, обнаруживает часто значительную связь с современной тропической африканской флорой, а с дру­гой — представлена совершенно самобытными элементами — про­изводными древней флоры южного полушария.

В Капской области можно выделить лишь одну провинцию.

1. Капская провинция.

 


Маленький Капский п-ов, на котором расположен город Кейптаун, имеет, по несколько устаревшим теперь данным, 2622 вида, относящихся к 702 родам (Adamson and Salter, 1950).


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017