Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Учебник зоологии Горянинова.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Учебник зоологии Горянинова.

Рассмотрим теперь учебник зоологии Горянинова,[1] который появился вскоре после его трактата и отразил, правда, в очень осторожной форме, его взгляды на филогению животных. Этот учебник явился результатом перехода автора в 1829 г. на преподавание зоологии в-Медико-хирургической академии, о чем мы говорили выше. Хотя Горянинов хорошо изучил зоологию и всегда интересовался ею, но по своим научным интересам он был прежде всего ботаником. «И по призванию и по первоначальному направлению и развитию умственных занятий, пишет профессор Я. А. Чистович,—Горянинов был ботаником и притом ботаником в полном смысле этого слова и постоянно на уровне с современным состоянием этой науки». Поэтому его зоологический труд уступает его ботаническим работам, где он является более оригинальным и более самостоятельным. Тем не менее учебник зоологии Горянинова представляет для нас немалый интерес, так как в нем наряду с устаревшими и ошибочными сведениями и соображениями имеются и очень ценные мысли, — конечно, если смотреть на них в исторической перспективе.

Эта объемистая книга, содержащая около 800 страниц убористой печати, начинается общебиологическим введением ( 1—43) или общей органикологией, по терминологии автора.[2] Затем следует общая зоология или зоономия, под котирой разумеется сравнительная анатомия животных, физиология животных и краткие сведения по палеонтологии ( 45—106). После этого начинается основная часть учебника — подробный обзор животного мира по классам, отрядам, семействам и т. д. В заключение дается краткий отдел под названием «Антропология», посвященный человеку.

Органикологическая часть начинается очень любопытным определением того, какие тела называются органическими. Вот это определение: «Органическими называются естественные тела, устроенные из сочных пузырьков и трубочек... Все органическое начинается микроскопическим пузырьком. От присоединения новых пузырьков образуется клетчатка или ячеистая ткань (cellulosa), рыхлая с округлыми пузырьками и сжатая или волокнистая с длинными пузырьками или ячейками. Основные пузырьки клетчатки, многоразлично изменяясь, производят все виды органической ткани. Растительная клетка отличается математической правильностью пузырьков, но менее разнообразна, а в совершенстве приобретает сама по себе большую жесткость, животная, напротив того, менее правильна, более разнообразна и в совершенстве представляется безвидною (amorpha), мягкою или твердою, образуя в своем

Курс зоологии П. Ф. Горпиинова для медиков.

Курс зоологии П. Ф. Горпиинова для медиков.

Снимок с титульного листа.

веществе фосфорную или угольную известь».1 Здесь автор с полной ясностью говорит, что все живое состоит из клеток; что клетки, многоразлично изменяясь, образуют ткани, и — что особенно интересно — проводит параллель между растительными и животными клетками. В других своих работах' Горянинов повторяет то же самое.[3] Заметим, что это мнение русского автора высказано в печати в 1837 г., следовательно, за два года до появления известной работы Шванна, от которой обычно и начинают летоисчисление клеточной теории.[4]Конечно, клетку видели и изучали многие[5] и до Шванна, но лишь Шванну приписывается обыкновенно взгляд на клетку как на основную структурную единицу растительного и животного царств, следовательно идею клеточного единства всего органического мира. Даже Шлейден не уяснял себе этого положения.[6] Тем более замечательно, что Горянинов пришел к такому выводу совершенно независимо от Шванна и напечатал об этом раньше последнего, в 1837 г. Omne vivum orga- nicum е vesicula, multifarie modificata — так категорически утверждает русский автор.

Органикологию Горянинов делит на ботанику и зоологию, указывая, что между двумя мирами — животным и растительным— нет точных пределов, так как существуют организмы, которые соединяют в себе свойства животных и растений.

Это уже знакомое нам «срединное царство» (regnum amphorgani- cum), о котором говорилось выше. Как ив предшествующих своих сочинениях, Горянинов допускает существование самопроизвольного зарождения, которое называет первоначальным (generatio primitiva, originaria, cosmica, automatica) ( 7). Эту возможность он принимает очень широко, причем полагает, что этим путем могут и в настоящее время возникать такие организмы, как низшие грибы и водоросли, отчасти и более высокостоящие организмы, например черви-паразиты.

Переходя к вопросу о развитии животных, Горянинов критически высказывается о теории преформации, которую называет «теорией предначертанных зародышей», и одобряет теорию эпигенеза, ссылаясь на Вольфа, Меккеля, Бурдаха и Бэра ( 14—19). В вопросе о развитии животного царства он примыкает, по его собственному указанию, к «восходящей системе». Мы уже знаем, что Горянинов рассматривал ее как филогенетическое построение. Однако в учебнике, предназначенном для студентов и написанном по-русски, осторожный Горянинов нигде не говорит об эволюции прямо, как в своих латинских трактатах, ограничиваясь приведенными выше указаниями и цитируя стихотворение Гёте ( 108):

Alle Gestalten sind ahnlich und Keine gleichet der Andern,

Und so deutet das Chor auf ein geheimes Gesetz.

Но какой это «тайный закон» — об этом предоставляется догадываться читателю.

В зоологической систематике Горянинов гораздо менее самобытен, чем в области построения системы растительного царства. Выше мы привели уже основные разделы принятой. им системы животных. В учебнике этот материал изложен- очень подробно. Относясь в целом сочувственно ко взглядам Окена как трансформиста, Горянинов не был, однако, склонен следовать за фантастическими домыслами известного натуралиста. Окен считал, что животное царство не только постепенно развивается, но еще дифференцируется таким образом, что воспроизводит системы органов человека как наиболее совершенного животного. Поэтому в природе столько групп животных, сколько в человеческом теле различных систем органов, и наоборот. У человека имеются, по Окену, системы: кишечная, сосудистая, дыхательная, костная, мышечная, нервная и органы чувств.

Сообразно делятся у него и животные.

Кишечные (Gedarmthiere) — инфузории, полипы, медузы.

  1. Сосудистые (Aderthiere) — моллюски.
  2. Дыхательные (Atherathiere) — ракообразные, насекомые.
  3. Мышечные животные (Fleischthiere) — гады, рыбы, птицы.
  4. Чувственные животные (Sinnenthiere) — млекопитающие.

Мы привели систему Окена в очень сжатом изложении Горянинова. Но если обратиться к подлинным сочинениям Окена, то можно видеть, что последний заходит в своих поисках аналогии между человеком и животными гораздо дальше, стремясь отыскать «все во всем», по его собственному выражению, и доходя до курьезных нелепостей, которые и создали его системе незавидную репутацию. По учению Окена, весь животный мир есть один огромный организм, а отдельные группы животных в системе животного царства суть отдельные органы этого организма: das Thierreich ist nur ein Thier— по его собственному выражению.1 Другая идея Окена, связанная с первой, состоит в том, что животное царство повторяется в человеке таким образом, что каждая система человеческого тела представляет аналогию с определенной группой животных: das Thierreich ist nur das zerstuckte hochste Thier— Mensch.[8] Так, например, моллюски в животном царстве представляют собою сосудистую систему и соответствуют сосудистой системе человека, членистоногие представляют дыхательную систему, рыбы — костную, гады — мышечную, птицы — нервную, млекопитающие — органы чувств. Внутри каждого класса деление происходит по тому же принципу. Так, в классе птиц одни роды как бы символизируют собою почки (Alauda, Fringilla, Loxia, Emberiza), другие представляют аналогию с женскими половыми органами (Parus, Columba), третьи — с мужскими органами (Corvus), четвертые соответствуют кишечнику (Sturnus, Turdus), пятые — сосудам (Sylvia, Anthus, Muscicapa), шестые — легким (Falco, Hirundo), седьмые— костной системе (Anas, Pelecanus), восьмые — мышцам (Ardea, Scopus), девятые — нервной системе (Crux, Tetrao, Pavo). Также делятся и млекопитающие. Среди них есть кишечные (Ornithorynchus), сосудистые (Myrmecophaga), легочные (Hyrax, Bradypus), костные (Balaena, Delphinus), мышечные (Sus, Elephas), нервные (Bos, Cervus), животные- кожи (Talpa, Sorex), животные-языки (Ursus, Phoca), животные-носы (Canis, Felis) и, наконец, животные-глаза (Homo)'. Нетрудно видеть, что для зачисления того или иного животного в соответствующую рубрику достаточно поверхностных наблюдений над его внешней формой или образом жизни. Так, прожорливый скворец представляет в этой своеобразной систематике кишечник, быстро летающая ласточка — легкие, грузный слон — мышечную систему, чутко обоняющий пес — орган обоняния, и т. д. Но во многих случаях трудно даже догадаться, почему то или иное животное отнесено к данной рубрике, — настолько натянутой и произвольной является вся эта система.

Окен шел еще дальше в своих произвольных аналогиях, представляя в своем лице характерный пример dementiae philosophicae.

Если каждый организм, — рассуждал Окен, — есть часть другого большого организма, то и каждый орган есть организм. Отсюда абсурдная идея, что отдельные части тела и даже отдельные органы по существу суть полные организмы. Так, например, голова человека есть как бы целое «животное в животном». У головы есть свой позвоночник — это черепные кости, соответствующие позвонкам, есть свои конечности — это челюсти, и пальцы на конечностях — это зубы. Нос соответствует грудной клетке, рот — кишечнику, нёбная занавеска — диафрагме, и т. д. В свою очередь глаз, находящийся в голове, тоже есть полный организм, имеющий голову, спину, брюшную часть и т. д. Таким образом, в каждой части человеческого тела повторяется весь человек.

[1] Зоология, основанная на зоономии и примененная к общей пользе, особенно к медицине, с присоединением общей органикологии и краткой антропологии. СПб., 1837, 807 стр.

[2] Термин «органико.тюгия» не удержался в литературе и заменен общеупотребительным термином «биология'», хотя он является довольно удачным, указывая, что предметом изучения является органическая жизнь земли в целом.

[3] Например, в «Tetractys», стр. 10: «Все органическое строится из пузырьков— сочных или зернистых, и трубочек (удлиненных пузырьков) fOmne organlcum е veslculis succulentis v. granuliferis et tubulis (vesicu- lis elongatis) construitur]».

[4]В книге «Основания ботаники» (СПб., 1841) находим подобное же место (стр. 15): «Все органические тела (животные и растения) устроены из мешочков, пузырьков или ячеек (utriculi, vesiculae s. cellulae), соединенных между собою. Это скопище ячеек называется клетчаткою или ячеи- стою тканью (cellulosa s. textus utriculosus s. ceMulosus), которая, будучи рассматриваема через микроскоп, представляет как бы кучу пустой шелухи горошин, мыльную пену, каменную стену из кирпичей или пустые медовые соты. Ячейки ткани, изменяясь многообразно по виду, величине, плотности и содержимым в них разнородным веществам и, наконец, протягиваясь в длинные трубочки и трубки, производят то разнообразие тканей, которое видим в органических телах».

' Th. Schwann. Mikroskopische Untersuchungen iiber die Ueberein- stiinmung in der Struktur und dem Wachstum der Thiere und Pflanzen. 1839.

[5] Горянинов ссылается- на Мейена, Мирбеля, Дютроше, Пуркииье, Моля и др. (ср. «Основания ботаники», стр. 15, 16, 19, 21, 22, 23 и др.).

[6]s Ср. вступительную статью проф. 3. С. Кацнельсона к русскому переводу книги Шваяна (1939), стр. 37.

[7] Зоология, стр. 6. 29*

| Lehrbuch der Naturphilosophie, 1809—1811, Bd. Ill, стр. 220, § 2906.

[8] Op. cit, Bd. Ill, стр. 220, § 2908.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2016