Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Таушер проводит параллель между развитием языка у ребенка и эволюцией речи у человеческих рас.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Таушер проводит параллель между развитием языка у ребенка и эволюцией речи у человеческих рас.

Далее Таушер сравнивает психические способности человека и животных и не находит между ними резкой границы: «Разве духовные качества высших животных — а именно о них здесь идет речь — представляют что-либо иное, а не низшую ступень тех же духовных сил, которые в более совершенном организме — в человеческом теле — достигают большей высоты, сознательности и способности ко внешнему выражению?» (стр. 59). Эта и подобные мысли завершаются не лишенной соли выходкой: «Если бы можно было осуществить непосредственную пересадку души некоторых собак в человека, то весьма вероятно, что этот человек оказался бы лучше многих людей, которых по их душевным свойствам невозможно отличить от самых неблагородных животных». -Этот полемический прием, направленный против принципиальных сторонников божественного происхождения человека, напоминает знаменитую фразу Дарвина, которой он закончил последнюю главу «Происхождения человека»: «Что до -меня касается, то я скорее желал бы быть потомком храброй маленькой обезьянки, которая не побоялась броситься на страшного врага, чтобы спасти жизнь сторожа, или старого павиана, который, спустившись с горы, вынес с триумфом молодого товарища из стаи удивленных собак, чем быть потомком дикаря, который наслаждается мучениями своих неприятелей, приносит кровавые жертвы, убивает своих детей без всяких, угрызений совести» и т. д.[1]

Довольно много места уделяет Таушер вопросу о том, произошел ли род человеческий от однрй пары. Обсуждая этот вопрос, он приходит к ошибочному предположению, которое однако принимали и некоторые позднейшие представители науки (Клаач и др.), — а именно, что предки Ношо sapiens могли развиться из животноподобных существ в различных пунктах земного шара. Привожу это место, переданное подлинными словами автора: «Человек, хотя он и обладает способностью жить во всех климатах и распространяться во всех поясах земного шара, должен был, однако, где-либо появиться впервые и, таким. образом, должен быть связан с определенным пунктом земной поверхности. Не невозможно, что в различных пунктах земного шара, независимо друг от друга, развились одновременно или в ближайшие эпохи многие первобытные расы человека. В одних местностях физическая и духовная сторона людей под влиянием благоприятных обстоятельств прогрессировала, в других — развитие, наоборот, задерживалось. Способность же человека селиться по всем поясам земного шара и жить во всех зонах есть результат времени, и проявилась она уже на более высокой ступени культуры» (стр. 67)..

Заметим, что современная наука, идя пэ стопам Дарвина, придерживается моногенетической точки зрения на происхождение человека.

Важно, что Таушер, утверждая существование всеобщей эволюции как в неорганическом, так и в. органическом мире, не исключает отсюда человека, которому он, в совершенно определенных выражениях, приписывает животное происхождение. В этом отношении наш автор выступил гораздо определеннее и смелее большинства эволюционистов своего времени, которые умалчивали о человеке или делали для него исключение и наделяли его божественным происхождением.[2] Таушер не только вполне убежденный эволюционист, но он кладет теорию исторического развития в основу своего мировоззрения и пытается построить на этом фундаменте все здание науки.

Посмотрим, что же является, по мнению Таушера, причиною эволюции. В этой области его рассуждения гораздо слабее, чем аргументы в защиту существования эволюции как таковой. О роли естественного отбора как одного из факторов эволюции он не упоминает. У него встречаются указания на «внешние побуждения», т. е. на влияние внешний условий, изменяющих организацию животных. Но наряду с этим он считал основным законом, заложенным в природу живых существ, прогрессивное развитие организмов, от низших к высшим. По Таушеру, это как бы частный случай изначального мирового закона всеобщей эволюции. По его мысли, нет основания отыскивать особые причины эволюционного процесса, поскольку стремление к развитию присуще всякому организму и является для него внутренней необходимостью.

Таким образом, Таушер разделял с Ламарком ошибочное идеалистическое представление о законе внутреннего усовершенствования, от которого якобы и зависит прогрессивное развитие организмов. Таушер не понимал также, что закономерности исторического развития человека качественно отличны от закономерностей исторического развития животных и; растений. От своих идеалистических представлений Таушер не мог отрешиться, и некоторые его рассуждения не свободны от доли мистического фантазерства.[3]Трезвые взгляды натуралиста иногда перемежаются у него со странными домыслами. Взять хотя бы его теорию сна, где он пытается истолковать явление сна в природе, исходя из принципа полярности (стр. 31 и сл.).

Отмечая эти ошибочные взгляды Таушера, надо принять во внимание эпоху, в которую он жил. Различные метафизические теории владели тогда даже сильными умами, и немногие натуралисты могли вполне от них освободиться. Хотя Таушер во многом обогнал свое время, но все же он был человеком определенной эпохи и при оценке его достиг жений нельзя вырывать его из исторического окружения. Во всяком случае элементы метафизики занимают у Таушера гораздо более скромное место, чем у натуралистов—последователей Шеллинга. Таушер высоко ценит фактические основы естествознания и очень определенно подчеркивает, что именно эта сторона дела является исходным пунктом для всякого философского суждения о природе: «Все истинные знания о природе, — пишет он (стр. 82), — должны, прежде всего, исходить из опыта. Натуралист должен доверять своим умозрениям, истинность которых не может быть строго доказана, только постольку, поскольку они согласуются с внимательным наблюдением. Всякие новые факты, которые расширяют круг природознания и заполняют имеющиеся здесь пробелы, должны быть для него важным и святым делом» (стр. 82).

Остается сказать несколько слов о терминологии Таушера. Заметим, что он нигде не употребляет слова «эволюция»; я ни разу не встретил у него этого термина. Мы уже говорили, что этот термин в XVIII и в начале XIX в. имел -совсем не то значение, как в настоящее время (ср. стр. 49). Для обозначения этих взглядов Таушер чаще всего применяет довольно длинные описательные выражения: «die fortwahrende Entstehung neuer Organismen» (непрерывное образование новых организмов), или «die rastlos fortsetzende und erweiterne Schopfung» (постоянно идущее и расширяющееся творение), или, полнее, «die fortwahrende Abanderung der bestehenden und die Entstehung neuer Organismen» (непрерывное изменение существующих и образование новых организмов), иногда «die successive Veranderung der vorhandenen iind die Entstehung neuer organischen Formen» (прогрессивное изменение предшествующих и образование новых органически х форм), реже, выражения: «die successive Entwickelung der Organismen» (последовательное развитие организмов), «die allmahliche Bildung der Organismen» (постепенное образование организмов), «der stetts fortschreitende Gang in der Natur» (прог1рессивное движение в природе) и т. д. Сопоставление этих выражений и формулировок дает более точное и ясное представление о взглядах нашего ученого.

[1] Происхождение человека и половой отбор. Конец гл; XXI. 20—155

[2] Например Ламарк, говоря в конце т. I «Philosophie zoologique» о возможности развития человека из животных предков, придает всему своему изложению условный характер и заканчивает свое рассуждение так: «Вот к каким выводам можно было бы притти, если бы человек, рассматриваемый нами в качестве первенствующей породы, отличался от животных только признаками своей организации  и если бы его происхождение не было иным» (Ламарк. Философия зоологии. Пёрев. С. В. Сапожником. М., 1911, стр. 285).

[3] В разных местах своего сочинения Таушер пытается доказывать, что его теория не противоречит моисеевой космогонии и согласуется с истинами христианской религии. Может быть Таушер лишь следует обычным приемам натуралистов своего времени. Подобные же ссылки на «верховного творца» имеются и у Лам арка. У прогрессивных ученых они были не чем иным, как приемами самозащиты против преслег дований со стороны церковной ортодоксии.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017