Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Конференция согласилась с мнением Бэра, и книга Горянинова была признана не заслуживающей внимания.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Конференция согласилась с мнением Бэра, и книга Горянинова была признана не заслуживающей внимания.

Этот эпизод характерен в том отношении, что указывает на значительную перемену во взглядах самого Бэра, который еще десять лет тому назад считал допустимым строить широкие научные гипотезы, а Окена называл гениальным ученым и высказывал мнения, очень близкие к тому, с чем выступил Горянинов. Но в 30-х годах Бэр отошел от этих взглядов и начал особенно резко осуждать то, что сам утверждал ранее. Хотя Бэр остался трансформистом, но его теперешний трансформизм был гораздо умереннее универсального эволюционизма Горянинова. Характерно также замечание Бэра, что Горянинова никакое поучение со стороны Академии все равно не вразумит. Это показывает, что Бэр либо лично знал Горянинова, либо был достаточно наслышан о нем как о человеке, твердо убежденном в своих взглядах..

Насколько это мнение было справедливым, видно из того, что спустя почти десять лет, в 1843 г., Горянинов вновь представил это свое сочинение в переработанном виде [2] в Академию Наук на получение Демидовской премии,[3] но, разумеется, никакой премии не получил.

Мы закончили рассмотрение научно-философского трактата Горянинова и оценок его, данных современниками. Перейдем к обзору тех его работ, которые являются фактическим наполнением классификационных схем, разработанных Горяниновым в указанном трактате, т. е. учебников минералогии, зоологии и ботаники.

Первым после «Primae lineae» был курс минералогии, вышедший спустя год после названного сочинения.

 Здесь — тот же круг мыслей, что и в «Первых линиях». Классификация построена по схеме, приведенной в указанной книге: минералы делятся на металлы, силициды или кремнистые ископаемые, галиты или солевидные ископаемые и, наконец, пироиты или горючие ископаемые. Вначале проводится уже знакомая нам мысль, что между различными царствами природы нет резких границ и вся природа от камня до человека представляет единое развивающееся целое: «В таковых различиях нет точных пределов. Ибо некоторые кристаллы растут, так, например, серебряное деревцо (arbor Dianae) образуется в растворе не мгновенно, но увеличивается постепенно наподобие низших тайнобрачных растений. Растениям свойственна низшая степень раздражительности, а в животных бессловесных обнаруживаются низшие степени разума: воображение, память, смысл. Из чего следует, что между телами нашей планеты нет совершенной или абсолютной противоположности — и малейшая песчинка возникает так же, как и первый пузырек человека, а все видимое нами представляет как бы лучеобразные ряды веществ, одушевленных всеобщею жизнью, различествующею лишь по степени проявления оной в разных телах: от льда и металлического кристалла до углистых минералов, от погруженных в органические тела растений (Hypoxyla) до раздражительных мимоз и совершеннейших прозябаемых (Magnoliaceae),[4] от лучиц, плесеней и трюфлей до акалеф, от инфузорий до обезьяны, от дитяти и слабоумного человека до взрослого и гениального.

«Наблюдая в совокупности видимую природу, примечаем некоторую условную постепенность в ее произведениях и заключаем, что простейшие низшего образования тела предшествуют более сложным и высшее образование показывающим, что соединение частей и приостановленное развитие означает низшее образование. Те части, которые развиты в телах высшего образования, представляются в низших произведениях природы соединенными, замедленными в своем развитии или отсутствуют совершенно.[5]

«Сравнивая для примера дождевого червя с человеком, увидим, что сей червь представляет по наружности ту эпоху человеческого зародыша, когда начинал образовываться позвоночный столб, когда еще не было ни ребер, ни конечностей, ни головы. По сему-то полость позвоночная и грудо-брюш- ная у сего червя соединены, легкое не отделилось от кожи, нервы не разделились на животные и растительные, сосудистая система — на лимфатическую и кровеносную, как у человека и прочих».[6]

Среди подобных рассуждений встречается интересное замечание, указывающее на эрудицию.

Горянинова в вопросах истории трансформизма: «Встречая такие постепенные переходы от неорганических тел к органическим, еще более находим сходство между низшими растениями и животными, о чем уже рассуждали Аристотель, Паллас, Бюффон и Дарвин». Речь идет, очевидно, об Эразме Дарвине, деде Чарльза Дарвина, «Зоономия» которого была известна в начале XIX в.[7]и не укрылась от внимания Горянинова.

При изучении природы Горянинов рекомендует «начинать с самых простейших низших произведений минеральной, растительной и животной области и постепенно доходить до совершеннейших». Такой метод изложения он называет «синтетическим».

В качестве самозащиты от нападок со стороны ханжей и пиэтистов, тем более возможных, что минералогия была учебником для студенческой молодежи, Горянинов прибегает к прежнему приему: он берет в качестве эпиграфа к книге цитату из псалма Давида, а в тексте не раз упоминает о «премудрости творца небесного».

Минералогия Горянинова встретила довольно хороший прием в печати. К- И. Грум-Гржимайло поместил о ней отзывы в журнале «Друг здравия»[8] и в газете «Северная пчела». [9]Отзыв в «Северной пчеле» интересен тем, что рецензент указал здесь на идейную связь этой книги с философским трактатом Горянинова, вышедшим за год перед тем: «Автор, известный русский физиограф, — пишет Грум, — исполняет свое обещание, данное им в его сочинении на латинском языке, представить все части естественной истории или физиографии на русском языке». Далее Грум разъясняет более глубокое содержание книги: «Это не методическое сухое исчисление и описание ископаемых тел, — пишет он, — но весьма занимательный, полный систематический обзор всей неорганичен ской природы, обогащенный новыми взглядами на таинства натуры... Все минеральное царство расположено в виде как бы непрерывной разнообразнейшей цепи, коей первые звенья составляют металлы с их рудами, а последние — органические ископаемые тела» и т. д.

Д. И. Соколов также дал о книге Горянинова хороший отзыв в Горном журнале,[10] однако от рассмотрения философ-; ской стороны работы уклонился, мотивировав это тем, что такие вопросы «не входят в пределы Горного журнала».

[1]               Бэр приехал в Петербург за год перед тем.

[2]              8 Под названием «Tetractys Naturae».

[3]              Демидовская премия в 1420 руб. присуждалась Академией Наук в период с 1831 по 1865 г. ежегодно за лучшие сочинения по всем отраслям знаний.

[4]              В настоящее время магнолиевые (Magnoliaceae), которых Горянинов считал «совершеннейшими из прозябаемых», напротив, рассматриваются как одно из древних и примитивных семейств покрытосеменных.

[5]              Разделение всех минералов на металлы, камни, соли и горючие вещества — фигурирует уже у Вернера. То же самое деление принял и Фишер фон-Вальдгейм в своем курсе «Ориктогнозия или краткое описание ископаемых веществ» (М., 1818—1820, 2 части).

[6]              Руководство к преподаванию минералогии, стр. 8—9.

[7]              Darwin Erasmus. Zoonomia, or the laws of organic life, 2 vol., 1794—1796. — Книга была переведена на немецкий (1795—1799), французский (1810—1813) и итальянский (1820) языки.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017