Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Горянинов либо сам перевел указанный том зоологии Окена, либо организовал работу.
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Горянинов либо сам перевел указанный том зоологии Окена, либо организовал работу.

В 1827 г. в первом издании курса ботаники Горянинов перевел на русский язык названия 13 растительных классов Окена, причем все слова образовал на окончание «ик». Так, Tracheariae он перевел «спиральники», Foliariae — «листье- вики» > Capsulariae — «кузовники», Venariae — «жилочники»., и т. п,1 Совершенно подобным же способом образованы и зоологические названия в переводе на русский язык зоологии Окена: Knochenthiere — «костовяки», Fleischthiere — «мясо- вики», Sinnthiere—«чувствяки», Nerventhiere—«нервяки» и т. п. Этимологически сходный характер носят и названия отдельных животных: продолговатка (Paramaecium), кошель- чатка (Bursaria), перлятка (Glaucoma), дудчатка (Tubularia) и т. д.

Едва ли такое совпадение могло быть случайным. Нам представляется, что Горянинов либо сам перевел указанный том зоологии Окена, либо организовал эту работу, пригласив к ней своих сотрудников и взяв на себя редакцию перевода, тем более что в предисловии к книге упоминается не один переводчик. Там сказано, что «переводчики надеются оказать услугу публике нашей, умеющей ценить все высокое; нам приятно думать, — говорится далее, — что Россия прежде всех народов будет иметь перевод сего гениального произведения с принадлежащими к нему изображениями». Что же касается до общего направления этого сочинения, то оно видно уже из начальных фраз автора: «Зоология, кроме устройства животных, должна исследовать законы их сродства, их степень в природе... Настоящая естественная система должна быть системою развития (генетического)».

Конечно, такое сочинение немедленно сделалось мишенью остроумия «Библиотеки для чтения». По поводу его содержания Сенковский ничего дельного не мог сказать, не обладая надлежащими познаниями в области зоологии. Поэтому он все свое внимание перенес на терминологию перевода, сделав ее поводом для глумления. «Кишковяки, жиловяки, нервяки — а все вместе пустяки»; «И так мы с вами, читатель, принадлежим к мясовикам и чувствякам», и т. д. Вот образчики шуток барона Брамбеуса. «Невзыскательные читатели тогдашнего времени, — вспоминает Чистович, — помирали со

Начальные основания ботаники. СПб., 1827,  247, 248, смеху, читая эту критику, вовсе не разбирая, что предмет критики не заключает в себе ничего смешного».

История не. сохранила подробностей этого эпизода, но факт говорит за себя: печатание дальнейших томов перевода было прекращено, и даже рисунки к первому тому не вышли в свет.

Однако среди критиков нашлись люди, которые совершенно иначе отнеслись к попытке ознакомить русского читателя с зоологией Окена. Рецензент, скрывший свою фамилию под буквами А. Г-в, поместил в «Сыне Отечества» обширный и весьма положительный отзыв о переводе Окена, причем назвал предпринятый труд «добрым, благим предприятием». [1] Нам удалось расшифровать эту подпись. Рецензентом был Алексей Дмитриевич Галахов, питомец Московского университета, ученик известного натурфилософа профессора М. Г. Павлова. Окончив в 1826 г. физико-математический факультет университета, Галахов начал выступать в печати со статьями естественно-научного содержания, которые помещал в «Магазине натуральной истории физики и химии», «Московском вестнике», «Отечественных записках» и др. В 1827 г. он напечатал в «Московском вестнике» анонимную статью «Четыре возраста естественной истории»,[2] проникнутую идеями его учителя М. Г. Павлова. Это очерк о методах научного познания — эмпирического и умозрительного — и сравнительная оценка обоих методов: «Только соединение обоих методов доставит истинное познание», — таков вывод автора, совпадающий с тем, что позднее писал по этому же вопросу Герцен в «Письмах об изучении природы». Галахов был очень умным и одаренным человеком, который ясно мыслил и хорошо излагал свои мысли. Он был определенным сторонником трансформизма. Цель изучения естествознания состоит, по его мнению, в том, чтобы познать природу в целом. «Для этой цели систему надо составить так, чтобы она составляла постепенное развитие тел неорудных (т. е. неорганических, — Б. Р.) и органических, выводя сие развитие из высшего всеобъемлющего начала... Но этого мало, надо тела рассматривать не только в состоянии покоя, но и в состояний, движения, надо составить общую физиологическую теорию природы». В биологии Галахов разделял взгляды школы Жоффруа Сент-Илера и позднее, в 1843 г.,: напечатал в «Отечественных записках» обширную и очень интересную статью на эту тему [3] под заглавием «Философия анатомии», которую К. Ф. Рулье нашел «превосходной». К сожалению, Галахов в 40-х годах совершенно отошел от естествознания и перешел на занятия литературой, создав себе имя как автор литературных хрестоматий.

Из приведенных нами дайных становится вполне понятным факт появления в петербургском журнале сочувственного отзыва о русском переводе большого труда Окена по зоологии. Однако отзыв этот не имел практических последствий и не восстановил прерванную работу по печатанию перевода.

В 1841 г., через семь лет после «Primae lineae», Горянинов выпустил курс ботаники[4] — третий по счету учебник, где отражены взгляды, выраженные им в его научно-философском трактате. За основу Горянинов взял свое прежнее руководство по ботанике, напечатанное им в начале академической деятельности, в 1827 г.,8 где новые идеи еще не нашли себе выражения. Это руководство содержит очень подробно изложенную внешнюю морфологию .растений по органам (например, при описании листьев дано 165 названий для различных форм последних), а затем следует таксономия с изложением наиболее употребительных растительных систем (Линнея, Жюссье, Декандоля и др.).

Учебник написан очень сжато, сухо, носит все признаки добросовестной компиляции.

В печати он получил положительную оценку: «Ясность без излишества и точность, основанная на опыте, суть преимущественные достоинства сего сочинения», — так охарактеризовал эту книгу рецензент «Северной пчелы».1 В таком же роде был отзыв и в «Указателе открытий» Н. П. Щеглова.2

В издании 1841 г. книга была основательно переработана и по существу является новым сочинением. Значительно сокращена наружная морфология (местами почти вдвое), введено учение о внутреннем строении растений, о химическом составе растений, об основных физиологических процессах в растениях, о видоизменениях и болезнях растений. Даны также указания к производству ботанических экскурсий, которые автор называет «ботаническими поисками», и правила гербаризации, чего в первом издании не было. Но самые существенные изменения Горянинов сделал в части, посвященной систематике растений. Здесь он подробнее указал на значение естественного метода классификации, который назвал основной целью научной ботаники, а главное — изложил свою собственную филогенетическую систему растительного мира, применительно к схеме, напечатанной в «Primae lineae». При этом наряду с латинскими названиями классов и разрядов Горянинов ввел и русские, из которых многие составлены' им самим. Горянинов разделил все растительное царство на 12 классов (система Жюссье заключала 15 классов). Ниже приведена таблица классов по Горянинову с его краткой мотивировкой системы.

«Растения довершают прозябание, производя крупинки или семена; в последних примечается троякое различие: а) ложные семена (semina spuria), без зародыша, б) зерна (сосса), большею частию с однодольным зародышем; в) настоящие семена (euspermia nob.), обыкновенно с двудольным зародышем. Так все царство разделяется на крупинчатые, ложносемянные, зернистые и семянистые растения (Sporophorae, Pseudosper- mae, Coccospermae и Euspermae). Многочисленные семянистые или двудольные, по качеству цветка, еще разделяются на неполные, солепестные и свободнолепестковые (Incompletae, Synpetalae и Dialypetalae). Разделив каждую из сих главных статей на две, будем иметь 12 классов во всем царстве, как видно в следующей таблице:

A. Sporophorae — крупинчатые

Класс I. Protophyta (nob.) — перворасли. II. Pteridophyta — папорти.

Б. Pseudospermae — ложносеменные

Класс III. Rhizanthae — корнецветни.

IV. Strobilanthae — чешуеплодники.

В. Coccospermae — зернистые (или однодольные)

Класс V. Calamophyta — влагалищники. VI. Liliophyta —лилейники.

Г. Dicotyledones (Euspermae) — двудольные

КлассVII. Sepalanthae (nob.) — плоскоцветии. VIII. Anomalanthae (nob.) — разноцветий. IX. fipistephanae (nob.) — верховенечники. X. Hypostephanae (nob.) — подвенечники.

Calycanthae — чашкоцветни. Thalamanthae — ложецветни.

Мы уже говорили выше об историческом значении этой системы, основанной на генетических отношениях групп и дающей картину постепенного развития растительного мира от низших растений к высшим.[5] Заметим, это была первая ботд- ническая система, опубликованная в России, и единственная на протяжении всего XIX в. в русской науке.[6]

Из этой краткой характеристики видно, какой значительный шаг вперед представляет собою вторая ботаническая, книга Горянинова 1841 г. по сравнению с ее эмбрионом — учебником ботаники 1827 г. Объясняется этот прогресс, конечно, не только тем, что Горянинов обладал большой научной эрудицией, но, главным образом, тем, что он положил в основу своей работы плодотворную научную теорию, которая и послужила для него руководящим принципом. Сравнивая нашего скромного, забытого ученого с таким научным авторитетом, как основатель естественной системы растений Жюссье, проф. Б. М. Козо-Полянский склонен поставить Горянинова в некоторых отношениях выше Жюссье. «Можно с основанием предполагать, — пишет проф. Козо-Полянский,— что Горянинов в истории систематики растений должен занять место между Жюссье и Дарвином и несомненно ближе ко второму, чем к первому. Он и есть до сих пор не выясненный в истории ботаники пионер эволюционной ботаники».

[1] Сын отечества, 1836, ч. 182, стр. 229—248. Тот же отзыв в сокращенном виде напечатан в «Северной пчеле» (1836, № 285).

[2] Московский вестник, 1827, Ns XVII, стр. 40—58.

[3]  Философия анатомии. Отеч, зап., 1843, т. XXII, стр. 68—69, и т. XXVII, стр. 1—26.

[4]   Основания ботаники, составленные Павлом Горяниновым. С 9-ю гравированными таблицами. СПб., 1841, 375 стр.

[5] Основания ботаники, стр. 267—279.

[6] Подробный разбор этой системы с выяснением ее исторического значения см. в статье проф. Б. М. Козо-Полянского (Труды Воронежск. Гос. унив., т. XIV, вып. 2, 1947).


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017