Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Диссертация Вольфа «Теория генерации».
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Диссертация Вольфа «Теория генерации».

Обратимся теперь к содержанию латинской диссертации Вольфа. Объем работы не позволяет мне сколько-нибудь подробно изложить ход мыслей автора. Остановимся на главнейшем.

В начале своего сочинения Вольф излагает план своей работы по пунктам и сразу же объявляет войну теории преформизма: «Qui igitur systemata praedelineationis tradunt, generationem поп explicant, sed earn поп dari affirmant»,[1] — пишет молодой автор (§ 3, стр. 5). В дальнейшем он, не стесняясь, называет взгляды преформистов баснями (fabulae).

Изучая начальные стадии развития растений и животных, Вольф нигде не обнаружил и следа тех сложных, вполне готовых ч астей, о которых говорили преформисты. Напротив оказалось, что растущие части организма животных и растений, вначале не имеющие, по мнению Вольфа, никакой структуры, позднее состоят, как правило, из мелких элементарных образований, которые Вольф называет пузырьками (vesiculi), шариками (globuli) или клетками (cellae).

Диссертация Вольфа «Теория генерации», напечатанная в 1759 г. на латинском языке. Снимок с экземпляра Библиотеки АН СССР.

Диссертация Вольфа «Теория генерации», напечатанная в 1759 г. на латинском языке. Снимок с экземпляра Библиотеки АН СССР.

«В самом молодом листке, — пишет, например, Вольф,— можно легко сосчитать число пузырьков, из которых он состоит, и я иногда насчитывал не менее двадцати... при дальнейшем росте число пузырьков весьма увеличивается, и вскоре они уже делаются неисчислимыми, в то время как их размеры едва возрастают (In foliolo, quam maxime recenti, vesiculas, ex quibus constat illud, facili negotio numerare licet, et nonnunquam ultra viginti vix colligere protul, etc.)».[2]

«Таким образом, —указывает наш автор в другом месте, — листья растут путем образования новых пузырьков, появляющихся между старыми (Crescunt igitur folia vesiculis novis veteribus interpositis)».[3]

Подобную структуру Вольф наблюдал во всех частях растений: «В образованных уже листьях, в кожуре бобов и во многих частях растений пузырьковая субстанция (vesicularis substantia) так представляется вооруженному глазу:

  • 1) все пузырьки не равномерно связаны между собой;
  • 2) два соседних пузырька имеют общую стенку;
  • 3) большие, меньшие и различной формы- пузырьки образуют клеточную ткань (telam cellularem referant)».

 Сосуды у растений, по наблюдению Вольфа, те же пузырьки или поры, но удлиненные и вытянутые в продольном направлении, причем они по длине соединяются (vase vero hie dicta itidem praeter meros meatus, in substantia vege- tabli exaratos, nihil reffere, atque idcirco poros oblongos, secundum longitudinem praesertim communicantes).

В представлении Вольфа растительные клетки суть маленькие пещерки (foraminicula), наполненные питающими соками.

Он ошибочно представлял себе, что растительные соки, проникая в бесструктурную нежную субстанцию, как бы вспенивают ее, выдавливая в ней упомянутые пузырьки. Если эти соки находятся в покое, то возникают образования более или менее округлой формы; если соки движутся — они выдавливают в растительной субстанции продолговатые полости, дающие начало сосудам.[5] Дальнейшие процессы роста и развития состоят в том, что. питающие соки отлагают в клетках— как и в сосудах — вещества, которые постепенно оплот- невают, — таким образом происходит дообразование клеток и сосудов и возникают твердые, устойчивые ткани. «Таким путем,—пишет Вольф,—'увеличивается плотное вещество (substantia solida) пузырьков и сосудов; сосуды, вследствие постоянного движения жидкостей, расширяются, утолщают стенки и делаются совершеннее. Пузырьки же, благодаря этим сокам, все более и более совершенствуясь, преобразуются в более или менее настоящие пузырьки (veras vesi- culas referant)».[6]

Подобные же образования Вольф подметил и в животных организмах: «Составные частички, из которых слагаются все части животного тела при их первом возникновении,.— пишет он,[7] —суть шарики, всегда заметные при среднем увеличении микроскопа (Partes constitutivae, ex quibus omnes corporis animalis partes in primis initiis componuntur, sunt globuli, mediocri microscopio cedentes semper)».[8] Тело животных также состоит из клеточной субстанции (cellulosa substantia).[9] При этом Вольф не раз указывает на полную аналогию между Животными и растительными организмами, которые имеют сходную структуру и развиваются по тем же самым законам. Основное различие между животными и. растениями (differentia essentialis inter corpora organica plantarum et animalium), по мнению Вольфа, сострит в том, что растительные соки отлагают вещества более плотные, которые дают твердые клеточные структуры, в то время как структуры животных организмов более податливы и гибки.®

Таким образом, поставив себе задачей опровергнуть «неподвижную теорию» (theoriam stabilatam, как замечательно выражается Вольф), принятую официальной наукой, наш смелый исследователь наткнулся на клеточную структуру растений и животных. Конечно, он понял здесь далеко не все, происхождение клеток истолковал ошибочно, и его понимание клеточного строения далеко от современной клеточной теории. Вольф видел в клетках не единицы жизни, «из размножения и дифференциации которых развивается все тело растений и животного»,[10] но простые механические образования, вызванные скоплением и движением жидкостей в бесструктурном веществе. Он, несомненно, наблюдал и изучал клеточные структуры и распространил это понятие как на растительные, так и на животные организмы, и таким образом пришел к мысли о структурном единстве всего живого. Поэтому Вольфа правильно считать вместе с некоторыми другими старыми микроскопистами одним из предтечей клеточной теории.[11] Он совершенно справедливо чувствовал свое превосходство в этой области над знаниями Грвэ и Мальпиги, когда писал, например, следующие строки: «Вот, важнейшее, что касается структуры клеток и сосудов. Слишком фокусные вещи (nimis artificiosa), которые сообщают нам при случае Мальпиги, Грю и Левенгук, говорят о богатом воображении этих людей (ex foecunda horum virorum imaginatione prodierunt). Так, например, они утверждают, что те пузырьки, которые я описал в §§ 14, 16 и объяснил в § 36, подобны железам животных (glandulis animaliut similes)... Но к чему мы должны воображать то, чего нет и следа в природе?».[12]

Задавшись целью проверить взгляды преформистов, Вольф применил к делу истинные орудия естествоиспытателя — опыт и наблюдение.

 А наблюдатель он был превосходный, терпению и тщательности его удивлялся сам Бэр. Молодой ученый поставил себе задачей изучить начальные стадии развития растений и животных и выяснить, как и когда закладываются те или иные органы. Уяснив себе, как показано выше, строение и развитие растительных тканей, он пронаблюдал затем, как закладываются листья, как возникают цветок и его части, как образуются плоды и семена. При этом оказалось, что никаких преформированных, совершенных органов вовсе не имеется, что, например, части растения развиваются из крошечных бугорков простого строения, а новые растительные органы возникают постепенно на основе уже образовавшихся, но отнюдь не сущет ствуют одновременно с ними. Этим вопросам посвящена вся первая часть книги, озаглавленная «De generatione plantarum» (§§ 1-165).

Вторая часть — «De generatione animalium» (§§ 166—230) — преследует аналогичную задачу по отношению к животным. Здесь оказалось нечто подобное: вначале имеется скопление однородного живого вещества, состоящего из крошечных шариков (globuli), из которого последовательно слагаются все более и более сложные структуры. Таким образом, готовые зародыши, о которых "толковали преформисты, оказались беспочвенной выдумкой: природа не дана, а развивается. Зоологический материал оказался более трудным для наблюдения, и Вольф ограничился лишь изучением развития куриного зародыша в начальных стадиях (§§ 174—214). Согласно взгляду Галлера, у эмбриона имеется от начала крошечное сердце. При развертывании органического существа это сердце якобы тотчас начинает пульсировать, причем спавшиеся дотоле стенки сосудов, наполняясь кровью, становятся видимыми для глаза наблюдателя. У позвоночных сердце, действительно, закладывается рано, но Вольф тщательными наблюдениями сумел доказать,. что сердце обособляется уже после того, как появились другие части зародыша и что первоначальное кровообращение возникает еще до начала пульсации сердца.[13]

С такой же ясностью Вольф показал, что почки вначале совершенно отсутствуют и появляются лишь на третий или четвертый день, уже после обособления головного и спинного мозга, сердца с сосудами и пр. (Videre embryonem, qui renum nulla vestigia monstrat, non difficile est, neque rarum, etc.).[14]

Наконец, третья часть — «De corporibus organicis natu- ralibus, eorumque generatione generatim» (§§ 231—262) — содержит обобщающие выводы, построенные на материале двух предыдущих частей. Здесь Вольф изложил общие законы развития организмов (leges universales generationis), которые сводятся к тому, что всякое развитие совершается постепенно, путем закладывания новых частей. Такое развитие от простого к сложному Вольф называет эпигенезом (epige- nesis). Само собой понятно, что без принятия теории эпигенеза не могла бы существовать и эмбриология: если зародыш создан в готовом виде и только увеличивается в размерах и делается видимым, то нечего в нем и изучать.

Такова эта классическая работа, одинаково замечательная и по методу и по материалу. Она характерна и формой изложения: написана строго логично, в спокойном, но решительном тоне, причем очень выразительной и сжатой латынью, которая в переводе на другой язык дает иногда текст, значительно превышающий оригинал.

Первый труд Вольфа обнаружил не только его умственную самостоятельность, но и его свободомыслие. Ученые XVIII в., не исключая и крупнейших, мыслили, как правило, телеологически. Изучая природу, они усматривали в устроении натуры мудрость божественного творца. Много таких книг выходило во вторую половину XVIII и в начале XIX в.; сам Линней не избег этого направления: «Systema Naturae», начиная с 1-го издания, славословит творца то в начале, то в конце изложения.[15] Ничего подобного мы у Вольфа не встретим.

Напротив, он явно отгораживается от телеологического направления и делает даже такие замечания: «Почему мы с робостью должны искать повсюду чудес?

Может быть, для того, чтобы открыть премудрость творца (Creatoris sapientiam) в искусном устроении вещей? Но мы не должны забывать, что достоинство механизма.не во множестве деталей, но в простоте и совершенстве действия».[16] «У меня на первом плане, — указывает Вольф в другом месте, — было отыскать принципы и общие законы развития и в особенности показать, что совершенное растение не является таким образованием, для возникновения коего недостаточно сил природы, но требуется всемогущество творца; раз мы это признаем, то ничто не помешает нам отнести это и к прочим органическим телам (Scopus unicum et primarius mlhl fuit, ut prlnclpia generationis et leges elusdem generates invenlrem a posteriori, praesertim mea interest, et ut ostendam praeterea saltern, plantam perfectam non > esse rem, cui producere vires naturae plane non sufficient et quae Creatoris omnipotentiam requireret, etc.)».

К чести Галлера надо сказать, что он сумел отнестись к диссертации Вольфа беспристрастно и дал о ней в печати довольно объективный отзыв.[17] Он не согласился с выводами автора, но похвалил его за тщательность наблюдений и признал за работой большое значение. Она не похожа, по словам Галлера, «на работы других боязливых физиологов, которые охотнее делают маленькие шажки в знакомой области, чем отваживаются на прыжки». Возражений Вольфу Галлер почти не делает, отмечая лишь, что Вольф — защитник эпигенезиса и сторонник мнения Нидгема о произвольном зарождении. Целью рецензии была не ученая полемика с Вольфом, но ознакомление читателя с содержанием новой книги.

Вольф благодарил Галлера за этот отзыв в письме к нему из Берлина от 29 декабря 1761 г., но отмежевался от Нидгема, находя, что мнения последнего темны, метафизичны и едва ли заслуживают внимания (vix attentionen merentur).

Этим и ограничилась помощь Вольфу со стороны Галлера. Последний остался при своем мнении, и привлечь его на свою сторону Вольфу не удалось. Как мы увидим далее, Галлер через некоторое время выступил против взглядов молодого новатора более решительным образом.

[1] Те, которые принимают систему пределинеации, не объясняют воз­никновения организмов, ио утверждают, что такового не существует.

[12]              Theoria generationis..., § 38, примеч. 2, стр. 22.

[13] Там же, §§ 188—194.

[14] Theoria generationis..., § 220.

[15]' ¦ 2 Например, в 13-м издании, вышедшем в Лейпциге в 1788 г. под. редакцией Иоганна-Фридриха Гмелина, находим (стр. 3) целый теологи­ческий трактат: «Deum sempiternum.... etc.».

[16]              Theoria generationis..., § 38, стр. 22. Вольф ссылается в этом месте на философа Христиана Вольфа, сторонника идеалистической си­стемы Лейбница. Однако нет основания считать нашего ученого последо­вателем этой философии, напротив, у него есть высказывания противопо­ложного характера.

[17]              Эта рецензия появилась в № 143 журн. «Gottingenische Anzeigen» за 1760 г. Вольф перепечатал ее в своей книге «Theorie von der Generation» {1764), чем Галлер остался недоволен. Рецензия приведена в русском переводе в книге: К. Ф. Вольф. Теория зарождения. Под ред. акад. Е. Н. Павловского и А. Е. Гайсиновича; Изд. АН СССР, 1950, стр. 327—330.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017