Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации на Эко портале обращайтесь portaleco.ru@gmail.com

 Диссертации Кайданова: «Tetractys vitae».
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Статьи - Биологи-эволюционисты

Диссертации Кайданова: «Tetractys vitae».

Обратимся теперь к рассмотрению диссертации Кайданова: «Tetractys vitae»,[1] которая даст нам не только характеристику его научных взглядов, но и некоторые дополнительные представления о нем как о человеке.

Термин «Tetractys», по объяснению автора, греческого корня и заимствован им из философии пифагорейцев, придававших ему мистическое значение, считавших его символом вечной природы (§ 59). В одном месте Кайданов переводит этот термин по-латыни—«quadruplicitas». Мы перевели его—«Четверичность жизни». Можно было бы также сказать на греческий лад — «Тетрада жизни».[2]

Диссертации предпослано очень характерное предисловие, которое мы переводим с латинского текста почти целиком.  «Опыт говорит нам, — пишет автор, — что люди настолько различны по своим вкусам и мнениям, что трудно написать такую книгу, которая понравилась бы или не понравилась поголовно всем. Надеюсь, что и наша книга, какова она ни есть, не всем не понравится.

Одобрят ли ее, или не одобрят адепты медицинской науки, в первую голову— изучающие физиологию?

Я порешил выяснить это на деле и написал эту книгу, собственно, с тем намерением, чтобы, опубликовав нашу гипотезу, либо совершенно распроститься с ней, либо разработать ее (если жив буду) более основательно — в надежде (почему бы и не признаться в этом), что она не только для меня, но и для других прольет свет на вещи. Итак, я не отрицаю, что это сочинение во многих частях является гипотетичным. Всем известно, что для ума человеческого нет ничего приятнее ясной и простой истины. Однако в силу каких-то причин свет этой истины открывается нам не иначе, как после того, как мы пройдем через темные лабиринты гипотез и догадок».

В примечании Кайданов ссылается на замечательную цитату из Шпренгеля: «Cum dilculo sunt comparandae hypotheseos, quod saepe lucem meridianam veritatis praecedit (Гипотезы можно сравнить с рассветом, который часто предваряет полдневное сияние истины)».

«По этой причине, — продолжает Кайданов, — нельзя отрицать нацело полезность и необходимость гипотез при физиологических (читай — биологических) изысканиях, в подтверждение чего я бы мог привести много доказательств,

«Четверичность жизни» — напечатанная в 1813 г. диссертация "Я К. Кайданова, где проводится идея эволюции органического мира.

Снимок с экземпляра Гос. Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова -Щедрина в Ленинграде

Снимок с экземпляра Гос. Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова -Щедрина в Ленинграде.

если бы только не старался быть кратким. Как бы то ни было, наша гипотеза представляется нам убедительной (persuasam), в ней нет ничего неприемлемого, что не могло бы быть допущено как на основании моих собственных суждений (не для всех доказательных, что было бы, разумеется, недопустимо), так и на основании мнений других ученых и заслуживающих доверия мужей. Если бы мне не было известно, как легко мы обманываемся подобием истины, то я склонен был бы считать изложенную мною в этой книге гипотезу за достовернейшую биологическую истину. Замечу, что любой объект человеческого познания может и должен рассматриваться с разных сторон, притом каждая сторона должна обсуждаться, как принято говорить, с разных точек зрения (ex diversis punctis intuitionis). В этом и заключается основная причина и первоначальный источник всевозможных разногласий, споров и столкновений между учеными. Поэтому я желал бы, чтобы ты, благосклонный читатель, выступил в этом деле в качестве равноправного судьи и рассматривал бы объект нашего изучения—жизнь, многообразнее которой нет ничего на свете, не только по прилагаемой мной мерке (ad modulam nostram), но обсудил бы самостоятельно этот вопрос, притом лучше в целом, чем в отдельных частях. Однако каждый считает свое рассуждение правильным, и я должен признаться, что читателю трудно будет переубедить меня иначе, как ясными и непоколебимыми доводами».

Затем Кайданов приводит следующую цитату из Бэкона «Легковерие, с которым иные авторы наделяют себя диктаторскими полномочиями и начинают изрекать законы, вместо того чтобы рассуждать, нанесло огромный ущерб наукам и является главной причиной угнетения и подавления научного знания, которое, будучи лишено доводов, впадает в обескровленное состояние».

 «Я желал бы, благосклонный читатель, —говорит Кайданов по этому поводу, — чтобы Ты был истинным последователем этого взгляда Бэкона Веру ламского. Я же лично далеко не столь самоуверен, чтобы, будучи уличен в заблуждении, не изменил бы с величайшей

Яков Кузьмич Кайданов. рис. худ. Е. Эстеррейха в 1825 г.

Яков Кузьмич Кайданов. рис. худ. Е. Эстеррейха в 1825 г.

Снимок с литографированного портрета хранящегося в Отделе графики Гос. Русского музея б Ленинграде.

охотой своего мнения. Тебе не может быть неизвестно, благосклонный читатель, — так заканчивает Кайданов свое предисловие,— насколько шатки мы в наших теориях. Колебания, ошибки свойственны и мне и Тебе. Итак, я обращаюсь к Твоему сочувствию и на этом прощаюсь с Тобой. Поддержи меня, если я этого заслуживаю (si quid merui, fave). Тем не менее, я не уклоняюсь от Твоей цензуры: если я неправ, осуди меня (condemna, si mentior)».

Это предисловие любопытно в двух отношениях.

  • Во  первых, автор указывает на важность гипотезы как орудия исследования;
  • во-вторых, отстаивает право ученого мыслить самостоятельно в точных науках.

Многие натуралисты той эпохи, когда выступил на сцену Кайданов, как известно, с недоверием и даже с осуждением относились к теоретическим построениям широкого масштаба. Были, конечно, блестящие исключения: среди биологов достаточно указать на Ламарка (1809) и некоторых других французов; на Эразма Дарвина и некоторых других англичан; на Кильмейера (Kielmeyer, 1814), на целую группу германских биологов натурфилософского толка. Но все же надо считать, что в основном своем течении биологические науки первой четверти XIX в. руководствовались принципом Кювье: nommer, decrire, classer (именовать, описывать и классифицировать) — и считалось, что этим следует ограничиться. Это надо сказать и о русской науке того времени, которая в целом довольствовалась, описательным направлением.

[1] Полное заглавие диссертации: «Tetractys vitae, seu de differentia mutuaque continuitate IV cardinalium formarum vitae, generatim consideratae, hominis praecipue. Auctore Jacobo Kaydonow». Petropoli, 1813 (Четверичность жизни, или о различии и взаимной связи четырех главных форм жизни, рассмотренных в целом и по отношению к человеку в частности. Сочинение Якова Кайданова. В Петербурге, 1813).

[2] По указанию акад. А. М. Деборина, сделанному автору этой статьи, Кайданов мог заимствовать термин «Tetractys» у натурфилософа Трокслера.


Похожие статьи:

Добавить статью в закладки

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки на экологический портал!
Материалы размещены и подготовлены для образовательных и некоммерческих целей.
ООО "Новая Экология" © 2010 - 2017